ОБЗОР СМИ
Propecia Generika 1mg Lovegra Preis Lovegra Kaufen Erektile Dysfunktion Lovegra Canada Lovegra Meizitang Soft Gel Reviews Meizitang Soft Gel Lida Daidaihua Ebay Lida Daidaihua Generic Viagra Trial Pack Generic Cialis Trial Pack Super Kamagra Tablets Super Kamagra Dosage Priligy Generic Dapoxetine
2013   2012   2011   2010   2009   2008   2007   2006  
ПОСЛЕДНИЕ ПУБЛИКАЦИИ
ПО ВСЕМ ТЕМАМ
(, 24.01.2018)
(, 27.11.2017)
МОСКВОВЕДЕНИЕ      
Известия, 28.10.2008
«Я вообще не понимаю тех, кто говорит, что Манеж или храм Христа Спасителя - это новодел»

В Москве насчитывается более шести тысяч памятников истории и культуры - это огромное хозяйство, требующее постоянного внимания. В городе несколько лет существует специальная организация, которая занимается исключительно вопросами охраны культурного наследия - комитет по культурному наследию г. Москвы (Москомнаследие). Аналогичные комитеты существуют всего лишь в 6 субъектах федерации. Даже для зарубежных стран специализированный орган, занимающийся исключительно вопросами охраны исторического наследия, - редкость. О работе комитета и актуальных проблемах сохранения и реставрации исторических памятников в Москве руководитель Москомнаследия Валерий ШЕВЧУК рассказал корреспонденту "Города" Инне Колодкиной.

– Недавно Москомнаследие завершило масштабную работу по составлению реестра памятников истории и культуры, состоящих под охраной государства. Что дает наличие такого реестра? Можно ли сделать какие-то выводы по итогам работы?

– Действительно, мы закончили работу по инвентаризации всех памятников истории и культуры. Составление такого реестра - вещь очень важная. Во-первых, теперь мы знаем, какие объекты подлежат охране. Причем знают это не только специалисты - любой житель города может обратить к данному реестру. Он доступен на интернет-портале нашего комитета. Кроме того, мы выпустили прекрасный трехтомный атлас, в котором представлены все охраняемые исторические здания Москвы. Что касается выводов - даже некоторые наши критики, увидев полный реестр московских памятников, пришли к выводу, что многие здания попали туда случайно. Какие-то - в спешке дележа собственности между федеральным и местным уровнем власти. Какие-то - из опасения, что "все снесут, ничего не останется".

– Это правда - общественность опасается, что, если здание не будет признано памятником, его просто снесут без всяких разговоров. Даже к памятникам отношение со стороны некоторых пользователей не слишком уважительное, а уж не к памятникам... Земля-то в Москве дорогая.

– Я понимаю эти опасения, но все же такой подход слишком упрощенный. В жизни все сложнее. Историческую застройку тоже нужно сохранять, но принципы охраны должны быть другими. А ставить вопрос так, что можно снести любое здание были бы деньги, - это пустой разговор, так на самом деле не бывает. Любые проекты, связанные со строительством в исторической зоне или вблизи нее, проходят не одно общественное слушание. Высказываются эксперты, звучит критика, в итоге принимается некое коллегиальное решение. Любой человек может прийти и высказать свое мнение в ходе общественных слушаний. Часто приходят представители инициативных групп от жителей районов, где предполагается какое-то строительство. И их мнение всегда бывает услышано экспертами, если это действительно аргументы, а не просто возмущение.

Вообще, охрана исторической среды города - во многом дело всего общества. В большинстве стран забота о сохранении памятника ложится на плечи владельцев или арендаторов. Обычно в западных странах существует достаточно четко проработанное законодательство и система штрафов за его нарушение. У нас пока система не отработана, поэтому существование специального органа вполне оправданно.

– Обычно сравнение с Европой в сфере охраны памятников не в нашу пользу. Говорят, что там сохранность памятников лучше, а о сносе исторических зданий вообще никто не слышал...

– Просто в Европе более проработанное законодательство и, главное, система ответственности. Все это работает много лет. Мы только начинаем эту работу. Мнение, что у нас все плохо, а в Европе все хорошо, совершенно неверное. Все зависит от конкретного случая. Я не буду приводить вам классический пример деятельности барона Османа в Париже. Скажем, надо было в Брюсселе построить тоннель от Северного вокзала к Южному - под снос пошли целые кварталы исторической застройки.

И общественность не возмутилась, потому что это было в интересах всего общества, а не только специалистов - ценителей конкретно этих исторических кварталов. Я не призываю к сносу исторических зданий, вовсе нет. Я просто хочу обратить ваше внимание на то, что подходы могут быть разные, в том числе и в Европе.

– В отношении реставрационных проектов в Москве звучит много критики. В том числе до сих пор идут споры о том, правильно ли восстановлено "Царицыно".

– Да, некоторые эксперты высказывали мнение, что надо было оставить руины, законсервировать их. Я это мнение абсолютно не поддерживаю. Это ведь не Колизей и не какой-нибудь средневековый замок с полуобрушенной башней. Это здание, которое было построено, но не завершено - то есть просто вековой долгострой. Предложение сохранить "Царицыно" в состоянии руин, в которые оно превратилось в последние годы советской власти, по меньшей мере, странно. Даже если затратить значительные средства на поддержание этих руин в технически приемлемом состоянии, то для чего они нужны? Это ведь просто стены недостроенного здания. Все равно что сохранять остов оставшегося после пожара дома. "Царицыно", которое 10-15 лет назад было просто опасным местом, где лучше в одиночку не бродить, сейчас превратилось в прекрасный парк, который обожают москвичи. В выходные дни там очень много народу, даже с других концов Москвы приезжают. По-моему, это в любом случае лучше, чем непонятные стены без крыши, к которым опасно приближаться, интересные только группе альпинистов-экстремалов. А реставрационные работы там были проведены на высшем уровне. Они базировались на очень солидном предварительном научном исследовании.

– Хорошо, допустим, "Царицыно" действительно никогда не существовало в окончательном виде. А гостиница "Москва", Манеж, Военторг? Зачем сносить старое здание и строить на его месте муляж в бетоне?

– По-моему, странно называть эти здания муляжами. Речь идет о том, что нужно городу, людям, которые в нем живут, - музейные руины непонятной ценности или здание, которое используется по назначению? Если бы мы хотели полностью закрыть гостиницу "Москва", Военторг, Манеж, тогда, действительно, сносить и строить их в новом материале не стоило. Но ведь это здания, которые используются! Разве правильно ставить вопрос о превращении здания XIX-XX веков в центре города в исторические руины? Вопрос не только в сохранении подлинности материалов, но и в пожарной безопасности, например. Да просто в физической безопасности тех, кто пользуется зданием. Если внутренняя начинка насквозь прогнила, надо ждать, пока перекрытия упадут посетителям на головы?

Хочу привести вам простой пример. Возьмите историю любого храма. Почему именно храма? Просто потому, что это, как правило, самые первые каменные здания в российских городах. Эта история на ранних этапах будет сплошь состоять из разрушений и нового строительства. Здания гибли в пожарах, разрушались врагами, могли быть просто плохо спроектированы. Есть храмы, которые полностью перестраивались по 5-6 раз на протяжении пары сотен лет. Пока не обретали нынешний облик. Я вообще не понимаю тех критиков, которые говорят, что Манеж или, например, храм Христа Спасителя - это "новодел". Как можно говорить о новоделе, если старое здание просто не сохранилось? В таких случаях речь не идет о том, чтобы что-то сохранить. Выбор здесь между тем, чтобы построить совершенно новое здание или проявить уважение к таланту архитектора прошлого века и воспроизвести его проект. Реализовать идеи, которые и сегодня являются жизнеспособными, оригинальными. Как, например, перекрытия Манежа, спроектированные Бетанкуром. Строительство на месте исчезнувшего здания такого же по историческим чертежам прошлого века - это проявление максимального уважения к наследию, а вовсе не его уничтожение.

– Это правда, что Москомнаследие взялось охранять не только памятники, но и городские виды?

– Мы инициировали очень интересную и перспективную, на наш взгляд, работу по определению визуальных связей наиболее значимых исторических комплексов. Совместно с 20-й мастерской "Моспроекта-2" проанализировали Новодевичий монастырь и "Коломенское". Специалисты оценивали общие виды исторических памятников, панорамы. Оценка проводилась как с территории самого памятника, так и с окружающих городских улиц и холмов - с тех точек, откуда открывается вид на памятник. Мы хотели бы создать специальную городскую программу - проанализировать все исторические панорамы. Зачем это нужно? Во-первых, чтобы определить их перечень. Во-вторых, чтобы создать правила строительства - прежде всего схему высотных ограничений в зонах основных видовых раскрытий. Чтобы не проводить процедуру визуального анализа для каждого нового объекта. Кстати, единых правил проведения такого анализа не существует - это еще одна законодательная проблема. Мы хотим задать правила и ограничения, которые бы действовали много лет. Нам, конечно, хотелось бы, чтобы правила и нормы застройки с учетом сохранности исторических панорам были учтены в разрабатываемых правилах землепользования и застройки, которые должны быть утверждены до 1 января 2010 года каждым субъектом РФ.

Кроме того, в следующем году мы закончим составление историко-культурного плана Москвы, что позволит определить охранные зоны. Можно будет четко прописать, что можно делать, чего нельзя. Не нужно будет в каждом случае принимать решения, требующие длительных согласований. Будут жесткие правила, единые для всех.

– Как вы лично оцениваете ситуацию с памятниками в Москве?

– Ситуация в сфере охраны наследия далека от идеальной. Но работа ведется системная, масштабная, основанная на глубокой научной проработке вопроса. Те, кто действительно интересуется изменениями в этой сфере, видят положительные сдвиги. Результаты есть по всем направлениям - от законодательной работы до прекрасных завершенных реставрационных проектов, которые может увидеть и оценить любой житель города или турист.

      Rambler's Top100   Яндекс цитирования    mpress Яндекс.Метрика