ОБЗОР СМИ
Propecia Generika 1mg Lovegra Preis Lovegra Kaufen Erektile Dysfunktion Lovegra Canada Lovegra Meizitang Soft Gel Reviews Meizitang Soft Gel Lida Daidaihua Ebay Lida Daidaihua Generic Viagra Trial Pack Generic Cialis Trial Pack Super Kamagra Tablets Super Kamagra Dosage Priligy Generic Dapoxetine
2013   2012   2011   2010   2009   2008   2007   2006  
ПОСЛЕДНИЕ ПУБЛИКАЦИИ
ПО ВСЕМ ТЕМАМ
(, 24.01.2018)
(, 27.11.2017)
МОСКВОВЕДЕНИЕ      
Известия, 06.03.2008
Как дума «о делах сидела»

В год 15-летия Московской городской думы мы продолжаем рассказ о том, кто и как управлял Москвой в былые времена (первый материал под рубрикой «Века столичной власти» вышел в номере «Москвы» от 27 февраля 2008 года). Историческая ретроспектива была бы неполной без рассказа о том, как родилось и что означало в Московском государстве само слово «дума». И чем изначальная боярская дума отличалась от дум нынешних.

Слово «дума» возникло на российской земле, как утверждают исследователи, еще в Х веке и обозначало специальный совещательный орган, действующий сначала при русских князьях, а позже - при царях (без думы не обходился даже такой тиран, как Иван Грозный). Употреблялось оно исключительно в связке со словом «боярская», поскольку в думу до ХVI века допускались только бояре - представители самых родовитых семей, близких к царю своей знатностью и породой.

В общем, сделаться членом той думы мог только, как сказали бы сегодня, аристократ. То есть значение для думца в первую очередь имело происхождение, а вовсе не заслуги и ум. Только с конца XVI века в думу стали проникать люди худородные, выслужившиеся благодаря знанию дела, - им по жалованию царя давались чины думных дворян и думных дьяков. Но их признавали думцами далеко не первого сорта: мало того что у них не было такого же права голоса, как у думных бояр и окольничих, так еще и во время заседаний они должны были стоять, а не сидеть, как все прочие, если не получали особого царского приказа сесть.

Заседания думы, или, как выражались в старину, «сидения великого государя с боярами о делах», в XVII веке случались, по свидетельствам побывавших в те времена в Московии иностранцев, три раза в неделю - в понедельник, среду и пятницу (в случае надобности и в другие дни) - и продолжались с восьми утра до обеда, а после обеда возобновлялись еще часа на два-три. Как они происходили, известно по описаниям подьячего Посольского приказа Котошихина. В Кремле экипажи и кони оставались на Ивановской площади, откуда думцы пешком шли к царскому дворцу. Особого помещения для заседаний думы в кремлевском дворце не было - собирались в одной из палат по выбору царя, чаще всего - в Золотой. Порядок рассадки был четко определен: бояре, окольничие и думные дворяне занимали свои места на скамьях, стоявших по стенам налево и направо от царя, строго по степени своей родовитости. Более родовитые бояре садились выше менее родовитых, окольничие - ниже бояр, думные дворяне - ниже окольничих. И не дай бог было кому-то сесть «не так» - позабыв о государственных делах, в спор включались все думцы, а проштрафившийся мог в итоге заслужить царский гнев. Как тут не вспомнить знаменитое ельцинское «не так сели...».

Заседание думы предварял вызов на ковер начальников приказов - тогдашних министерств. Они докладывали о делах в своих ведомствах, предлагая разрешить самые неразрешимые царю с думой. Как писал историк Ключевский, с 1669 года каждому ведомству был назначен свой день для доклада - к примеру, приказ Большой казны заслушивался в думе по вторникам. После этого начиналось собственно думское «сидение о делах». Открывавший заседание царь первым высказывал свое мнение о деле, приглашая бояр и прочих думных людей, «помыслив, к тому делу дать способ». К примеру, в 1685-м целых полгода обсуждалось, мириться ли с поляками против татар или с татарами - против поляков (в итоге решили учинить мир и союз с Польшей против Крыма). Думские прения отличались большой живостью, порой случались даже «встречи», то есть возражения государю. Как уверяют историки, Иван III «встречу» даже любил. А вот сын его Василий при «встрече» легко раздражался - возразивший ему однажды думец Берсень-Беклемишев был обозван «смердом», отослан из думы прочь и попал в опалу.

Кстати, инициаторами обсуждения вопроса в думе могли быть не только царь или главы приказов, но и челобитья от населения. Эти самые челобитные - после того как дьяки записывали на них суть состоявшихся решений и подписывались - становились грамотами. Вообще дума производила на свет два вида документов - «закрепы» и «пометы». Под «закрепом», то есть решением по общим вопросам управления, должны были стоять подписи всех думных дьяков. Под «пометом», то есть указом частного свойства, - подпись только одного.

Боярская дума недаром признается сегодня зачатком парламента в его отечественном исполнении. Она выступала в роли высшей судебной инстанции, а ее решения - посредством прецедентов - очень часто восполняли пробелы законодательства. Впрочем, этим сходство и исчерпывается, поскольку те думцы не только законодательствовали, но и реально управляли Москвой и всей страной, назначая, к примеру, вместе с царем центральных и местных правителей, контролируя военных и гражданских чиновников и даже проводя переговоры с иноземными послами. Кроме того, из думцев выбирались правители и губернаторы городов, их назначали главами приказов, посылали ревизовать ту или иную область или, например, командовать войсками: так, в 1631 году, когда в думе насчитывалось 40 членов, в наличии в Москве была лишь половина, а остальные находились в служебных отлучках. Кстати, именно думцы имели право судить высших чиновников - включая своих же коллег, ставших «министрами», - за должностные преступления, а всех прочих граждан - за уклонение от уплаты налогов и лжесвидетельство.

Наталья Сергеева

      Rambler's Top100   Яндекс цитирования    mpress Яндекс.Метрика