ОБЗОР СМИ
Propecia Generika 1mg Lovegra Preis Lovegra Kaufen Erektile Dysfunktion Lovegra Canada Lovegra Meizitang Soft Gel Reviews Meizitang Soft Gel Lida Daidaihua Ebay Lida Daidaihua Generic Viagra Trial Pack Generic Cialis Trial Pack Super Kamagra Tablets Super Kamagra Dosage Priligy Generic Dapoxetine
2012   2011   2010   2009   2008   2007  
ПОСЛЕДНИЕ ПУБЛИКАЦИИ
ПО ВСЕМ ТЕМАМ
(, 24.01.2018)
(, 27.11.2017)
РЕЛИГИЯ      
Комсомольская правда, 18.07.2011
«У бандитов на церковь деньги не берем!»

 

Как и на какие средства РПЦ помогает обществу, в эфире радио «КП» рассказал председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Московского патриархата епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон.

«Для чего нам экономика, модернизация, продвинутая инфраструктура, если народа не будет?» - взывает к депутатам Патриарх Кирилл. На думских столах лежат лоббируемые церковью антиабортные поправки к закону «Об охране здоровья», и пылиться здесь они будут как минимум до осени. На первом общецерковном съезде по соцслужению предстоятель РПЦ осудил аборты, однополые связи и подписал соглашение с Минздравом - церковь вместе с чиновниками возьмется за демографию в стране и даже будет воевать со СПИДом. Как и на какие средства РПЦ помогает обществу, в эфире радио «КП» рассказал председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Московского патриархата епископ Смоленский и Вяземский ПАНТЕЛЕИМОН (Шатов).

«У церкви ничего нет»

Антон Челышев (радиоведущий «КП»): Эксперты всех мастей говорят о том, что церкви в нашей жизни становится все больше. Дескать, государство сдает свои позиции церковникам. Вас это задевает или вы считаете, что так и надо?

Епископ Пантелеимон: Про первых христиан говорили - посмотрите, как они любят друг друга. Не пиар-кампания, не забота о том, чтобы у нас было больше трудоспособного населения и повышались экономические показатели, а любовь, сострадание - вот основа жизни православного христианина. То, что сейчас от церкви исходят такие инициативы, - это следствие того, что церковь расправляет крылья и готова всех нуждающихся оберегать. Но у государства есть деньги, законы, структуры. У церкви после страшных лет гонений нет ничего. Имущество пока не возвращено, у нас деньги, которые жертвуют старушки. Миллиардеры жертвуют больше на восстановление монастырей, храмов, а на социальную деятельность дают совсем немного. Люди за годы безбожия были отучены от того, чтобы помогать другим. Ни в больницу, ни в детский дом входить было нельзя под страхом наказания. И только сейчас появляются люди, которые понимают, что невозможно не помогать нуждающимся. Поэтому и видим некий взрыв такой активности.

Елена Чинкова (корреспондент «КП»): А церковь занимается соцпомощью вместе с государством или автономно?

Еп. Пантелеимон: Конечно, больший эффект получается, когда мы делаем это вместе. И на личном уровне отношения с госчиновниками у нас хорошие. Ну единицы каких-то главных врачей настороженно относятся, не пускают добровольцев в больницы. У нас в отличие от других стран церковь не может получать госдотации на соцслужение, хотя во всем мире это существует. И законы, которые регулировали бы эти отношения с властью, к сожалению, пока, если и приняты, не всегда действуют.

Чинкова: В чем суть соглашения с Минздравом?

Еп. Пантелеимон: Мы просто оформляем отношения, которые сложились уже давно. Добровольцы ходят в больницы, батюшки причащают больных. При клиниках есть больничные храмы, как это было до революции, училища сестер милосердия, которых готовят с помощью государства.

Народ отучился просить

Звонок от радиослушателя Леонида Сергеевича: Мы в советское время отучились просить. Хотелось бы, чтобы вы пропагандировали такой посыл: «Просите, и вам помогут». А одно соглашение с Минздравом не поможет - вот если церковь сможет организовать контроль за врачами, это бы ситуацию спасло.

Еп. Пантелеимон: У нас есть такие службы, которые помогают тем, кто и не надеется на эту помощь. Например, автобус милосердия в Москве для бездомных. К нам приходят люди, которые хотят помогать, - в больнице, детдоме, сделать ремонт нуждающимся. Организовывать жесткий контроль за врачами - это дело государства. А церковь должна наполнять любовью все, что существует.

Богатому попасть в рай труднее

Звонок от радиослушателя Алексея: Как вы воздействуете на людей, которые находятся при власти, а ведут себя не по закону Божьему? Они дают вам деньги, и вы ведь не отказываетесь.

Еп. Пантелеимон: Вот назначь вас мэром или дай вам миллиард, и я посмотрю на вас через год. Власть и деньги очень портят людей. Мы пытаемся им помочь, сочувствуем им, потому что они находятся в страшном искушении.

Челышев: Теперь я понимаю, что делает наше государство, когда поднимает цены и налоги - оно делает нас лучше.

Еп. Пантелеимон: Хотя Господь и говорил, что трудно богатому войти в Царство небесное, но при этом помогал всем, кто обращался за помощью. Церковь призывает богатых помогать бедным, а бедных - не осуждать и не завидовать им. Человек во власти находится в других обстоятельствах - людей достойных, которые могли бы вынести это искушение, не так много. Николай II надевал новую форму солдата и шел в ней 10 км, чтобы проверить, насколько она подходит этому самому солдату. Это пример настоящего христианского правителя.

Челышев: Вы говорили, что, если человек взялся кому-то помогать, он должен в первую очередь думать о Боге, а не о человеке, которому помогает...

Еп. Пантелеимон: Первая заповедь, которая дана Богом, - это любовь к Богу. Беда современных людей в том, что они потеряли связь с Ним, с источником любви. Наша революция с чего началась? «Никто не даст нам избавленья, ни Бог, ни царь… Добьемся мы освобожденья...» Ну и добились. Человек забывает о Боге, считает себя хозяином на земле, но без Бога он не может ничего. Незнайка мог получить волшебную палочку, только не думая о том, что делает доброе дело. Вот когда это естественно исходит от человека - это высшая степень любви. Но не всегда человек в этом состоянии находится. У вас же бывает, когда вы кого-то не любите? Со мной бывает. И как мне себя пересилить? Вспомнить о Боге, помолиться. И я опять исполняюсь этой любви и хочу делать добро.

В добровольцы берем всех - с пирсингом и без платков

Еп. Пантелеимон: Нам перечисляют деньги по безналичному расчету, и часто мы не знаем, от кого они. В церкви опускают в кружку, а лично мне дают на какие-то соцпроекты крайне редко. Пришел дяденька один, у него в реанимации друг подстреленный. Возьмите, батюшка, деньги.

- Кем вы работаете?
- Бандитом…
- Как же я у вас деньги могу взять на церковь?
- Мы обеспечиваем безопасность. Деньги ни у кого не вымогаем - сами приносят.
- На храм не могу взять. Это запрещено канонами.
- Ну возьмите на детский дом!

Может быть, ему на суде Божьем простят какие-то преступления за то, что он сиротам помог. Когда люди приходят к нам и предлагают помощь, мы спрашиваем, как они относятся к вере, чтобы понять, куда их можно послать. Потому что послать атеиста к богомольной бабушке нельзя. Но мы принимаем всех в любом виде - с пирсингом, татуировками, без платка.

Отказалась от аборта? 30 тысяч в месяц!

Чинкова: Церковь поддерживает законопроект о противодействии абортам, предлагая спрашивать согласие отца, вводить «неделю тишины» для принятия решения. По предварительным данным, после консультации с психологом 10% женщин сохраняют ребенка, а в Эстонии после просмотра УЗИ число абортов снизилось на 30%. Пока думцы раскачиваются, вы платите будущим мамам деньги. Это убедительнее всего?

Еп. Пантелеимон: Когда церковь заявляет о неприемлемости абортов, она не просто призывает к совести, грозит небесными карами, но и говорит: «Если у тебя есть проблемы, мы постараемся тебе помочь». Сейчас 12 женщин получают ежемесячную помощь - 30 тысяч рублей. У этих женщин уже родились четверо детей. Деньги будут получать, пока малышу не исполнится год. Потом его можно отдать в ясли и начать зарабатывать самим. Если бы у меня были деньги, я бы каждой женщине, которая отказывается делать аборт, платил бы даже 100 тысяч. Мы идем на все, чтобы предотвратить этот страшный грех.

Чинкова: А пособия выплачиваете из каких запасов?

Еп. Пантелеимон: У нас никаких запасов нет. На сайте «Милосердие.ру» написано, кому и как мы помогаем. Деньги жертвуют разные люди.

Чинкова: Сейчас таких девочек 12, после нашего разговора их будет 1012. И что тогда?

Еп. Пантелеимон: Будем искать деньги. Прошлым летом церковь собрала больше 100 миллионов пострадавшим от пожаров. Знаю многих людей, которые готовы помочь деньгами, чтобы не совершился страшный грех детоубийства. 

Челышев: Так справедливо ли призывать людей к деторождению, понимая, что это безумно тяжело?

Еп. Пантелеимон: Есть радости легкие и радости трудные. Рожать и воспитывать детей - трудная, но самая главная радость для женщины, заповеданная Богом. И мы знаем, что, если женщина родит, Бог ей будет помогать.

Челышев: Зарплату будет ей платить? Одним спасением души ребенка не накормишь.

Еп. Пантелеимон: Материально Бог может помочь через нас. Но мы знаем, что женщина, которая ссылается на материальные трудности, часто отказывается от наших денег и все равно делает аборт.

В страдании не пьют, а растут

Чинкова: Под силу ли побороть бичи нашего общества - наркоманию и пьянство?

Еп. Пантелеимон: Корень этих грехов заключается в том, что человеку тяжело жить и он хочет расслабиться. Церковь как раз говорит о том, что в этой жизни есть страдания. И в этом есть некий смысл. Если ты от чего-то страдаешь, то нужно не напиться и забыться, а вырасти над этой болью, преодолеть свое несовершенство. Этим побеждается зло. Раньше выстаивали в страшных бедствиях, а сейчас форточка открыта, и человек от сквозняка уже валится с ног. Нужно в тяжелый момент молиться и доверять Богу, который не попустит большего страдания, чем мы можем с вами вынести.

Елена Чинкова, Антон Челышев

      Rambler's Top100   Яндекс цитирования    mpress Яндекс.Метрика