Месяц
День
1 января - Всемирный день мира
1 января - Новый год
7 декабря - Международный день гражданской авиации
9 декабря - День борьбы против коррупции
10 декабря - Всемирный день футбола
10 декабря - День прав человека
11 декабря - Всемирный день детского телевидения и радиовещания
12 декабря - День конституции Российской Федерации
15 декабря - День памяти журналистов, погибших при исполнении профессиональных обязанностей
17 декабря - День сотрудников Государственной фельдъегерской службы
17 декабря - День ракетных войск стратегического назначения
18 декабря - Международный день мигранта
18 декабря - День риэлтора
19 декабря - Международный день помощи бедным
20 декабря - День работника органов безопасности РФ
22 декабря - День энергетика
23 декабря - День дальней авиации Военно-воздушных сил РФ
24 декабря - День воинской славы России
27 декабря - День спасателя РФ
28 декабря - Международный день кино
ОБЗОР СМИ
Propecia Generika 1mg Lovegra Preis Lovegra Kaufen Erektile Dysfunktion Lovegra Canada Lovegra Meizitang Soft Gel Reviews Meizitang Soft Gel Lida Daidaihua Ebay Lida Daidaihua Generic Viagra Trial Pack Generic Cialis Trial Pack Super Kamagra Tablets Super Kamagra Dosage Priligy Generic Dapoxetine
2012   2011   2010   2009   2008   2007  
ПОСЛЕДНИЕ ПУБЛИКАЦИИ
ПО ВСЕМ ТЕМАМ
(, 24.01.2018)
(, 27.11.2017)
РЕЛИГИЯ      
Российская газета, 14.02.2011
Церковь в режиме on-line

Священнослужители - в партии, в армии, учебники религиозной культуры - в школе: светская жизнь общества больше не отделена от религиозной бетонной стеной

Почти каждое крупное событие в жизни Русской православной церкви становится общественным. Недавно президент принимал у себя членов Архиерейского Собора. Как Церковь определяет свои позиции в обществе, учится видеть себя и свое развитие, не боится правды - об этом наш разговор с церковным интеллектуалом, известным богословом, профессором Духовной академии протодиаконом Андреем Кураевым.

Российская газета: Позицию Православной церкви сегодня в российском обществе многие определяют как наступательную: ОПК в - школах, священники - в армии, участие в выборах. Но многие считают, что, наступая, Церковь теснит, например, культуру.

Андрей Кураев: Церковь теснит культуру? Вот икона из музейных запасников переходит в храм. Что потеряла культура? Как культурное ведомство использовало эту икону, если оно ее даже никогда и не выставляло? В каждом музее есть избыточное количество икон, с которыми он не работает: не реставрирует, не экспонирует. Знаете, можно было бы понять право минкультуры на икону, если бы это министерство создало хотя бы одну школу иконописания. Вот тогда было бы понятно: мы этот вид культуры производим, мы ее передаем из поколения в поколение, а потому и храним его плоды. А пока как-то странно: тех, кто икону создает и воспроизводит, обвиняют в том, что они же якобы на иконы, как культурное достояние, покушаются.

РГ: Сможет ли Церковь должным образом обеспечить их сохранность?

Кураев: Прежде передачи икон Церкви надо жестко ставить вопрос о подготовке церковных "менеджеров по культуре", управляющих имуществом, полученным из музеев. Иконы надо передавать по заранее подготовленным адресам. Пусть Церковь в сотрудничестве с минкультуры определит список монастырей и храмов, способных принять ценные иконы. Это означает, что священники для таких храмов должны будут подбираться особые - с интересом к людям, истории и искусству. В таких монастырях и приходах должны быть подготовленные специалисты (не как прихожане, а как штатные сотрудники), проведены курсы подготовки персонала (чтобы уборщица не протирала пыль с иконы влажной тряпкой), продуманы системы вентиляции и освещения, и т. д. Должны быть решены вопросы и охраны и страхования. Может быть, при храме появится свой музей - и икона перейдет именно туда.

РГ: И все же передача Церкви когда-то принадлежавшего ей религиозного имущества вызвала очень острые дискуссии.

Кураев: Размеры реституции более чем скромные. Мы не просим даже компенсации за уничтоженное. Мы просто просим вернуть выжившее.Вот если бы при реконструкции здания Государственной Думы (бывшего Госплана СССР) Московская патриархия запросила себе в порядке компенсации от ущерба, нанесенного взрывом стоявшего здесь раньше храма Параскевы Пятницы (1760-1928), 20-процентную долю офисного фонда, тогда бы речь шла о полной реституции. Что такое полная реституция, поинтересуйтесь у тех юристов, что защищают интересы еврейских семей, пострадавших в годы Холокоста.

Давайте внимательно посмотрим на город, в котором мы живем, и соотнесем долю зданий ХIХ века и старше с долей построенного в ХХ и ХХI. Выйдет капля в море. А в этой капле еще одна капля - того, что когда то было церковным. Размеры возвращаемой недвижимости ничтожны в масштабах того, чем страна располагает сегодня. Церковь была заметным собственником только по дореволюционным масштабам. Это - все равно что сопоставлять миллионы купца Третьякова с состоянием нынешних олигархов.

Не будем забывать и о том, что церковная собственность - это не столько результат вложения капитала ("монастырь решил: куплю-ка я себе вот это здание"), сколько результат дарения. И воля церковного дарителя часто была последней. Имеем ли мы право устраивать в таком здании что угодно, в том числе и то, от чего бы даритель в гробу перевернулся?

Хотел бы обратить внимание на противоречие в позиции наших критиков. Против реституции выступают обычно либерально настроенные люди. Они хотели бы, чтобы Церковь держалась подальше от государства и была бы самостоятельной общественной силой (обращать внимание на аргументы тех, кто хотел бы, чтобы Церковь была вообще бессильной или чтобы ее просто не было, не буду).

Но в современном демократическом обществе независимость обеспечивается независимостью источников финансирования. (Я говорю о независимости не личности, а института. Личности для независимости достаточно просто иметь живую совесть... )Недаром же Хомяков считал, что слово "свобода" происходит от "свой быт". Так вот, никакие реставрационные и строительные работы, серьезные гуманитарные, благотворительные и просветительские проекты Церковь не сможет осуществить без "своего быта". Только на молочные продукты для студентов Московской духовной семинарии в месяц надо тратить 800 тысяч рублей. Вот чтобы церковные проекты не зависели от наитий спонсоров и от госбюджета, у Церкви должна быть своя экономика, в том числе своя недвижимость.

РГ: Еще одна тема для дискуссий: Церковь заявляет, что в Москве катастрофически не хватает храмов: один приходится на 40 тысяч человек, а нужно как минимум 200 новых. Чиновники разводят руками: нет свободной земли.

Кураев: В Москве действительно, наихудшее в России соотношение количества населения и действующих православных храмов. Даже на Дальнем Востоке лучше. И большинство храмов сосредоточено в центре, где люди не живут. А храмы спальных районов, окраин - это бывшие сельские или усадебные храмы, рассчитанные на небольшое количество людей. Поэтому каждый новый микрорайон Москвы надо заново церковно обживать, приспосабливая его в том числе и для людей с ограниченными физическими возможностями. Я уж не говорю, что вокруг такого храма должна быть "инфраструктура" - помещения для Воскресной школы, библиотеки, центров милосердия.

Есть ли земля под храмы? С точки зрения прохожего, - да, свободная земля есть. Но вполне возможно, что лужковские умельцы уже продали все пустыри. И тут уж пусть свое слово скажут следователи и юристы. Конечно, храм не принесет в городскую или личную казну такой прибыли, как торговый центр. Поэтому и слышится годами: "Нет земли". Но приезжает Патриарх на Сахалин, и выясняется, что земля есть, причем на центральной площади. Перед лицом Патриарха все вдруг осознали, что на Сахалине должны быть внятные знаки русского присутствия. И что таковыми должны быть храмы, а не вкопанные в землю танки.

РГ: Одним из самых значимых событий последнего времени вы назвали возникновение церковного суда. Почему?

Кураев: Наиболее заметная линия преобразования церковной жизни при новом Патриархе - обретение управляемости. Вольница церковной жизни предыдущего периода уже начинала пугать (достаточно вспомнить пресловутого епископа Диомида). Входя в церковь, мы не становимся совершенными людьми или ангелами. Даже между "профессиональными православными" происходят конфликты. Но попытка говорить о болезнях церковной жизни у многих вызывает отторжение. Или же методы врачевания предлагаются исключительно "благодатные", "духовные" и "чудесные". В церкви, конечно, есть место для чуда и благодати, для смирения и молитвы за обидчика. Но есть место и для обычной дискуссии и суда.

Сегодня социальная структура Церкви мало соответствует тому, на что ориентируется светское общество. Во внутрицерковной документации и церковном менталитете еще совсем недавно никак не была обозначена тема защиты интересов личности внутри самой Церкви. Гражданское общество озабочено тем, что будет с человеком, реализующим свое право сказать "нет". А в Церкви такой темы вроде бы и нет.

Сейчас от преподавателей требуют указы

      Rambler's Top100   Яндекс цитирования    mpress Яндекс.Метрика