Месяц
День
1 января - Всемирный день мира
1 января - Новый год
7 января - Православный праздник - Рождество Христово
10 декабря - День прав человека
10 декабря - Всемирный день футбола
11 декабря - Всемирный день детского телевидения и радиовещания
12 декабря - День конституции Российской Федерации
15 декабря - День памяти журналистов, погибших при исполнении профессиональных обязанностей
17 декабря - День сотрудников Государственной фельдъегерской службы
17 декабря - День ракетных войск стратегического назначения
18 декабря - Международный день мигранта
18 декабря - День риэлтора
19 декабря - Международный день помощи бедным
20 декабря - День работника органов безопасности РФ
22 декабря - День энергетика
23 декабря - День дальней авиации Военно-воздушных сил РФ
24 декабря - День воинской славы России
27 декабря - День спасателя РФ
28 декабря - Международный день кино
ОБЗОР СМИ
Propecia Generika 1mg Lovegra Preis Lovegra Kaufen Erektile Dysfunktion Lovegra Canada Lovegra Meizitang Soft Gel Reviews Meizitang Soft Gel Lida Daidaihua Ebay Lida Daidaihua Generic Viagra Trial Pack Generic Cialis Trial Pack Super Kamagra Tablets Super Kamagra Dosage Priligy Generic Dapoxetine
2014   2013   2012   2011   2010   2009   2008   2007   2006   2005   2004  
ПОСЛЕДНИЕ ПУБЛИКАЦИИ
ПО ВСЕМ ТЕМАМ
(, 24.01.2018)
(, 27.11.2017)
ВЫБОРЫ      
Коммерсант, 20.12.2007
Кудри решают все

Вчера президент России Владимир Путин провел заседание Госсовета, на котором, по замечанию специального корреспондента Ъ Андрея Колесникова, передал – нет, не еще власть, а слово первому вице-премьеру Дмитрию Медведеву.

Войдя в зал, где сидели губернаторы, Владимир Путин увидел свободное место в центре стола и подошел к нему. Слева сидел первый заместитель председателя правительства Дмитрий Медведев, справа – председатель правительства Виктор Зубков. Президент сел в кресло, внимательно осмотрел того и другого и произнес:

– Справа – кудри токаря, слева – кузнеца.

Те, кто это услышал, потрясенно смотрели на президента. В числе этих людей, безусловно, были и токарь, и кузнец.

Владимир Путин находился в этот час дня, судя по всему, в хорошем настроении.

Кажется, это были слова из какой-то песни. Мне даже показалось, что это какая-то французская песня про амур де труа.

Но потом все выяснилось. Я нашел эту песню у себя. Она записана на диске "Любимые песни Эдуарда Росселя. Домашняя коллекция губернатора" и идет после песен "Как молоды мы были", "Старый клен" и "Мы с тобой не первый год встречаемся". (Осталось только выяснить, откуда у меня диск "Любимые песни Эдуарда Росселя".)

Кроме процитированных на Госсовете, в песне "Уральская рябинушка" есть и другие слова, проливающие свет на то, чего недосказал президент России этой на вздохе оборвавшейся цитатой. "Треплет под кудрявою (рябиной.– А. К.) ветер без конца справа – кудри токаря, слева – кузнеца... Кто из них желаннее, руку сжать кому? Сердцем растревожена, так и не пойму. Оба парни смелые, оба хороши, милая рябинушка, сердцу подскажи".

Тут я подумал, что Владимир Путин все-таки чуток опоздал с исполнением этой песни. Потом мне пришла в голову мысль, что, может, мы чего-то опять не знаем и что она ничего не потеряла, а, наоборот, может, приобрела.

И токарь, и кузнец смотрели на президента, по-моему, настороженно. Они, кажется, не верили собственным ушам. Действительно, для того, чтобы поверить в это, нужно было обладать не просто хорошим слухом, а музыкальным слухом.

В своей речи президент России вспомнил свои основные достижения. Поскольку в ближайшие два-три месяца, а также в текущем десятилетии об этом будет сказано еще много тысяч раз, то нет никакого смысла заострять на этом внимание именно сегодня.

– Если мы будем разгонять инфляцию, то все наши усилия уйдут в свисток,– добавил президент.

Теперь его, кажется, заинтересовала паровозная тема. Можно было ожидать, что он напоет про кондуктора, "нажми на тормоза". Теперь можно было всего ожидать.

Когда с докладом рабочей группы начал выступать губернатор Липецкой области господин Королев, я поймал себя на том, что совершенно не могу сосредоточиться. История с кудрями совершенно выбила меня из колеи. Настрой был уже совершенно нерабочий.

И не только у меня. Президент, такое впечатление, почти не слушал доклад. Он все время был в общении. То он рассказывал что-то Дмитрию Медведеву, что-то очень веселое, то есть что-то настолько веселое, что это было похоже на анекдот. Причем рассказ, по-моему, доставлял больше удовольствия рассказчику, чем слушателю.

То Владимир Путин поворачивался к Виктору Зубкову, и теперь тот рассказывал ему что-то веселое. И если раньше это было похоже на анекдот, то теперь это был точно анекдот. Я думал о том, что еще никогда не только в новейшей истории России, а и во всей остальной истории России, а может быть, и вообще ни в какой истории не беседовали между собой настоящий премьер-министр России и будущий премьер-министр России. Более привычная картина, когда мирно разговаривают, например, бывший премьер и настоящий. Но действующий премьер и будущий премьер, про которого известно, что он станет им через четыре месяца, потому что уже согласился на предложение человека, которого сам выбрал себе в начальники...– нет, это была непривычная картина. А рядом сидел будущий президент России, который рассеянно прислушивался к их разговору...

Я думал о том, что каждое кадровое назначение президента России, которое он сделал в последние восемь лет, было сюрпризом для страны. Обо всех мы узнавали постфактум. В конце концов, имя его преемника стало известно только в предпоследний из дней, когда это было возможно по закону, а сама интрига тянулась много месяцев. И только про одно кадровое назначение Владимира Путина страна узнала за четыре месяца до того, как оно произойдет в действительности. Это неудивительно: в конце концов, речь шла о трудоустройстве президента страны.

Потом Владимир Путин получил записку. Он прочитал эту записку очень внимательно. Гораздо внимательней, чем он мог прочитать ее, если бы его хоть сколько-нибудь интересовал доклад липецкого губернатора. Потом он отдал записку министру финансов Алексею Кудрину, чтобы тот тоже ее внимательно прочитал. Потом ее внимательно прочитали другие министры. За всеми, кто ее читал, Владимир Путин следил крайне внимательно. Потом Алексей Кудрин подошел к президенту и что-то прошептал ему на ухо, встав к нему за спину.

Эта интрига становилась уже просто невыносимой, тем более что я слишком хорошо отдавал себе отчет в том, что так и не удастся узнать, что такого было в этой записке, из-за чего все тут так переполошились.

После доклада министра экономического развития и торговли Эльвиры Набиуллиной, которая поделилась информацией о том, как для того, чтобы привести в порядок 500 тысяч километров дорог, которые нуждаются в ремонте, потребуется 270 лет, Владимир Путин предоставил слово Дмитрию Медведеву, но перед этим сделал короткую презентацию:

– Совсем еще недавно я разговаривал с врачами "скорой помощи",– поделился президент страны,– которые говорили мне, что не только больных страшно укладывать на машины "скорой помощи", а и самим садиться страшно...

И он жестом (доброй воли) показал Дмитрию Медведеву: пожалуйста, теперь ваш выход.

И господину Медведеву оставалось только рассказать о том, как в результате мультипликативного эффекта этой проблемы больше не существует. Господин Путин дал такой пас коллеге, что не забить гол после этого было просто невозможно:

– Мультипликативный эффект нацпроектов очевиден,– сообщил Дмитрий Медведев.– Аграрный проект дал развитие не только сельскому хозяйству, но и, как ни странно, банковскому бизнесу... Интернет способствовал развитию телекоммуникаций в стране...

Очевидно, в этих неожиданных побочных эффектах и состояла та самая мультипликативность.

Надо сказать, что будущий президент произносил все эти слова, не заглядывая в бумажки, лежавшие перед ним, и закончил уже минуты через четыре содержательной фразой "Инвестиции надо продолжать". Он говорил по существу – если это словосочетание вообще применимо к разговору про национальные проекты.

Выступили еще два губернатора, каждый отнял у присутствующих минут по 20 жизни, и после этого Владимир Путин решил вдруг сорвать покров тайны с записки, которая ходила по рукам министров с его, так сказать, легкой руки.

– Некоторые губернаторы,– рассказал он,– прислали тут записку насчет последнего решения съезда "Единой России", что с учетом роста инфляции надо обеспечить рост заработной платы работников бюджетной сферы... И что непонятно, как это делать... Да, бюджеты ваши сверстаны, и региональные бюджеты тоже. Да, значит, мы будем переверстывать федеральные бюджеты, а вы – региональные! А то не будет никакого доверия к власти, если мы будем надувать людей! Да, каким-то регионам мы будем помогать, но это будет сделано в индивидуальном порядке...

До этих слов Владимир Путин на Госсовете словно специально не давал о себе знать. Он так по-приятельски наклонял голову к Дмитрию Медведеву, он так смеялся, слыша его комментарии, что это выглядело как-то даже подозрительно. Никогда раньше он не позволял себе такой публичной откровенности. То ли теперь он решил, что можно не скрывать характера его отношений с коллегой (если бы он раньше так веселился с кем-то на Госсовете, то в ту же секунду стало бы ясно, кто тут чей преемник) то ли, наоборот, хотел дать понять, что эти отношения – именно такие, и никакие другие и что ему с этим человеком и в самом деле не страшно и не стыдно.

Предпоследним докладчиком на Госсовете был президент Башкирии Муртаза Рахимов. Он говорил так быстро и так неразборчиво, что мне казалось, что временами Муртаза Рахимов переходит на башкирский. Может быть, это и в самом деле было так.

Я мог расслышать только отдельные слова: "проедают"... "не делается для блага"... "федеральные чиновники"... "спасибо за внимание"...

– Я с вами согласен,– неожиданно заявил господин Путин.– Федеральные чиновники на местах проедают средства! Козак (министр регионального развития России Дмитрий Козак. – А. К.) вносил революционные предложения, и где они?!

Нечего было ответить не только докладчику, который вдруг оказался крайним, но и Дмитрию Козаку, который при воспоминании о том чудном, полном романтики времени, когда он действительно делал такие предложения, мечтательно улыбнулся.

Последним из губернаторов обстановку доложил глава Краснодарского края Александр Ткачев. Он наверняка не расслышал самых первых слов Владимира Путина в зале. И он читал свой доклад по написанному тексту. И прочел его от корки до корки. И не его вина, а его беда в том, что в этом тексте оказались следующие слова:

– Лучше быть классным токарем, чем посредственным, невостребованным юристом.

Никаких иллюзий не было насчет классного токаря. Токарь, по классификации Владимира Путина, сидел справа. То есть речь шла о Викторе Зубкове.

Но были иллюзии насчет человека, сидевшего слева. По классификации Владимира Путина, это был кузнец. А теперь оказывалось, что это посредственный, невостребованный юрист. Причем это было все-таки очевидное преувеличение. В конце концов, в востребованности Дмитрия Медведева могла в последнюю неделю убедиться вся страна, а при желании – и весь мир.

В своем заключительном слове Владимир Путин пообещал, что по итогам заседания "правительство сделает необходимые поправки". У него есть полная, видимо, уверенность, что он уже может говорить от имени правительства.

Впрочем, у Виктора Зубкова еще много дел. Их и поручил вчера действующему премьеру Владимир Путин. Господину Зубкову предстоит сохранить кабинет министров в работоспособном состоянии. Владимир Путин три раза, говоря о том, чего он ждет от правительства, употребил слово "без сбоев".

– Он может, и я знаю, что он это сделает,– президент как будто не только губернаторов убеждал в том, что Виктор Зубков и в самом деле сможет, а и самого Виктора Зубкова, и себя самого тоже.

Именно в том момент, когда президент России закончил, стало известно, что журнал "Тайм" признал российского президента "человеком года". Еще утром по результатам голосования на сайте журнала Владимир Путин занимал почетное шестое место (возглавляла список писательница Джоан Роулинг) из восьми возможных. Но во второй половине дня на полную мощность заработали новые механизмы подсчета, и голоса посетителей сайта стали совещательными. Им теперь осталось только читать интервью Владимира Путина корреспонденту журнала "Тайм", которое президент России дал накануне, словно предчувствуя, что у него есть прекрасные шансы на победу в этой номинации.

Вернее, не то чтобы даже предчувствуя, а словно будучи стопроцентно уверенным.

Андрей Колесников

      Rambler's Top100   Яндекс цитирования    mpress Яндекс.Метрика