ТЕМЫ
СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА
Болезные и неработящие
Комсомольская правда, 28.11.2011

Если задаться вопросом, когда Россия была наиболее конкурентоспособна в мире по такому показателю, как качество человеческого материала, то, судя по некоторым важным данным, это было примерно в начале 6¬¬0-х¬ годов прошлого века. Речь идет прежде всего о таких показателях в сравнении с другими странами, но также и с нашим нынешним уровнем развития. А он, увы, свидетельствует, что Россия - страна все более больная и вымирающая. Если взять 1959-1960 годы, то спустя пятьдесят лет для взрослых старше 15 лет средняя ожидаемая продолжительность жизни стала меньше на 2 года. То есть сегодня она ниже, чем в нищих Бангладеш, Йемене и Эритрее. Если взять все население, то мы сегодня на уровне Сенегала. А 50 лет назад по этому показателю мы были вполне себе на среднеевропейском уровне. Уровень смертности взрослых женщин (они живут вообще у нас заметно дольше, чем мужчины) сейчас примерно на уровне беднейшей страны Южной Америки Боливии, тогда как всего 20 лет назад он был ниже уровня Боливии на 45%.

Россия сегодня остается самой населенной страной Европы, но в ее европейской части живет лишь на 15% больше людей, чем в Германии. Причем после 1986 года население России (по сравнению с РСФСР) сократилось почти на 5%, а средняя продолжительность жизни за последние 20 лет упала с 69,3 до 67,7. Но в еще большей степени нас, россиян, стали преследовать смертельные болезни. Россиянин в возрасте 45 - 60 лет умирает от сердечно-сосудистых заболеваний почти в 3 раза чаще, чем граждане Западной Европы, от рака - в 4,2 раза чаще, от болезней органов дыхательной системы - в 6,4 раза (привет экологии и курению - у нас курят больше трети населения). При этом на здравоохранение тратится 5,3% ВВП (на период до 2014 года эта доля согласно бюджетным планам еще сократится), тогда как во Франции и Германии - около 9%, а в США - более 15%. Наша медицина продолжает деградировать, и конца этому пока не видно.

Мы остаемся чрезвычайно жестокой страной: число убийств на 100 тысяч жителей у нас больше, чем в Германии, в 17 раз, Китае - в 6,3 раза и даже США с их свободным владением огнестрельным оружием - в 3 раза. С Америкой идем мы ноздря в ноздрю и по числу сидящих в тюрьмах (сомнительный показатель с точки зрения «догоним и перегоним»). От ран и насильственных смертей у нас умирают в доле от населения столько же, сколько в терзаемых постоянными гражданскими войнами Сьерра-Леоне и Либерии.

Россия вышла на одно из первых мест в мире по количеству самоубийств на 100 тысяч населения (в прошлом году всего свели счеты с жизнью 34 тысячи человек, на 11 тысяч больше, чем погибли в ДТП).

Наши люди не только обладают более слабым здоровьем, чем в развитых и даже не очень развитых странах, но и производительность их труда намного ниже. Собственно, именно этим объясняется огромный приток в страну мигрантов, толкающих развитие экономики по экстенсивному пути и закладывающих мощную бомбу под культурно-исторические устои страны уже в ближайшем будущем. Это не шутка, когда в стране околачиваются, по некоторым данным, до 15 миллионов людей трудоспособного и детородного возраста, но в основном с чуждой культурой и гораздо более низким уровнем образования и общей культуры. Эти миллионы уже в обозримом будущем способны кардинально изменить облик страны, наши обычаи и традиции и даже политический режим.

Если бы мы вкалывали чуть более интенсивно, в том числе за счет механизации и модернизации, то никакие мигранты нам бы вообще не понадобились. Например, в Японии с сопоставимым населением в 127 млн. человек (у нас сейчас менее 142 млн.) экономика в 3,6 раза больше российской. У Германии с немногим более 80 миллионов ВВП более чем в 2 раза превосходит российский. У нас на сегодня работают почти 70 миллионов человек, тогда как граждан трудоспособного возраста около 90 миллионов. 20 миллионов неработающих - многовато, при том что речь вряд ли идет о многодетных матерях, хранящих домашний очаг: лишь в прошлом году среднее число детей на одну семью составило 1,79, скакнув на год после введения материнского капитала (по прогнозам демографов, это был временный скачок, далее уровень рождаемости у нас будет ниже уровня воспроизводства населения на 27 - 29%). Самое интересное, что никакие гастарбайтеры вообще бы не понадобились России уже в 2015 году даже при таком же примерно числе работающих, если бы, по подсчетам правительственных экспертов, производительность труда в среднем по стране выросла всего на 8%. При росте ее на 6% понадобился бы 1 миллион гастарбайтеров в 2015 году, но уже 10 миллионов в 2020-м. При этом сегодняшняя производительность труда составляет лишь 26% от среднеамериканской и на 50% ниже, чем в странах Восточной Европы. По некоторым отраслям ситуация и вовсе видится чудовищной. Так, по подсчетам аналитиков компании McKinsey, российский банковский служащий совершает 9000 операций в год, его коллега в Польше - 21 000, в США - 60 000, а «горячие» финские банкиры работают в 9 раз эффективнее наших, проводя по 81 000 операций в год.

Зато мы можем плодить множество бумажной отчетности. А лучше бы плодили детей.

Георгий Бовт

      Rambler's Top100   Яндекс цитирования    mpress Яндекс.Метрика