ТЕМЫ
ВЫБОРЫ
Бремя победы
Профиль, 20.03.2012

Успех Владимира Путина на президентских выборах только на первый взгляд кажется безоговорочным.

Хотя за Путина проголосовали, по данным ЦИК, 63,3% избирателей, итоги выборов четко показали, что его электорат крайне однороден. «Путинское большинство» хоть и сохранилось, но претерпело существенные трансформации. Теперь сторонники нового президента - в основном жители национальных республик и дотационных регионов. В мегаполисах же и в экономически развитых областях Путина поддерживают лишь чуть больше половины пришедших на участки. Что с этим делать? Вот задача, которую победителю выборов предстоит решать в самое ближайшее время.

Региональный срез путинской победы весьма показателен. В ряде крупных городов он прошел по грани второго тура. Так, в Москве за Путина проголосовали 49,96% избирателей, в Новосибирске - 52,42%, в Екатеринбурге - 56,7%, немного больше в Санкт-Петербурге - 59,66%. Та же картина и в ряде центральных областей. Помимо столицы в пятерку регионов с худшими для Путина показателями также вошли Калининградская (52,55%), Костромская (52,78%), Орловская (52,84%) и Владимирская области (53,49%). Худшими из сибирских регионов оказались Омская и Иркутская области с 55,55% и 55,45% соответственно. И это притом, что на прошлых президентских выборах, в 2008 году, у преемника Путина Дмитрия Медведева ни в одном регионе не было менее 60% голосов избирателей. В той же Москве четыре года назад за Медведева проголосовали 71,52% пришедших на участки горожан.

Сохранить высокий уровень доверия Путину удалось лишь в национальных республиках. Так, в Чечне за премьера проголосовали 99,76% избирателей при почти стопроцентной явке, в Дагестане его поддержали 92,84%, в Ингушетии - 91,91%, в Карачаево-Черкесии - 91,36%. Столь же высокие результаты у Путина в Туве, где его поддержали 90% проголосовавших, в Мордовии - 87,06%, Ямало-Ненецком АО - 84,58% и Татарстане - 82,7%.

По мнению заведующего отделом социально-политических исследований «Левада-Центра» Бориса Дубина, все эти цифры наглядно свидетельствуют, что «ядерный электорат» Путина отныне состоит лишь из жителей национальных республик и провинциальных городов. Если предположить, что существует страна, где голосуют только за Путина, то что это за страна? Будут ли в ней Москва и Санкт-Петербург? «Если слова о модернизации лягут в основу реальных дел нового президента, то главный вопрос: на кого будет опираться эта модернизация?» - спрашивает эксперт.

В этой ситуации Путин может пойти либо по пути игнорирования отторгающего его электората, либо, наоборот, попытается найти с ним точки соприкосновения. Среди сигналов, уже посланных обществу со стороны власти, - начавшаяся политическая реформа, а также недавние поручения президента Дмитрия Медведева по итогам встречи с лидерами незарегистрованных партий. Среди прочего действующий президент распорядился проверить законность посадки Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, рассмотреть возможность возврата избирательного залога и принятия закона «О Конституционном собрании». Однако смогут ли эти уступки снизить уровень негативного отношения общества к власти - большой вопрос. По мнению президента фонда «Петербургская политика» Михаила Виноградова, чтобы преодолеть общественный раскол, Путину нужно пойти на более решительные меры. Например, отменить итоги голосования на выборах в Госдуму. «Но пока этот сценарий выглядит менее очевидным», - признает он.

Но жесткий разгон митинга оппозиции на Пушкинской площади показал, что Путин может предпочесть и совсем другой сценарий - без уступок и компромиссов. Ведь до следующих президентских выборов еще целых шесть лет, и сегодня Путину уже не так важно, каков уровень его поддержки в крупных городах. «Все будет зависеть от того, какую экономическую политику выберет будущий президент, - отмечает Михаил Виноградов. - Если он решит сохранить нынешний курс, то о завоевании симпатий нелояльных граждан можно не заботиться, если упор будет сделан на экономические реформы, тогда президенту Путину потребуется поддержка правого избирателя».

Впрочем, после подведения итогов голосования перед сложным выбором оказался не только Путин, но и его соперники. Михаилу Прохорову удалось завоевать 7,98% голосов избирателей и занять третье место после Владимира Путина и Геннадия Зюганова. Лучший результат у Прохорова в Москве - 20,45%, в Санкт-Петербурге он набрал 15,52%, в Калининградской области - 13,5%. И это притом, что еще за месяц до выборов ВЦИОМ предсказывал ему поддержку со стороны только 4,6% избирателей. Теперь главный вопрос для Михаила Прохорова: как капитализировать завоеванные им голоса избирателей? Как лучше поступить: попытаться возглавить протестное движение или стать системным игроком? Пока Прохоров колеблется: он уже заявил о намерении создать правую политическую партию, но в то же время отправился на антипутинский митинг на Пушкинскую площадь и выступил там с речью. Он не спешил признавать итоги выборов, заявив о 4 тыс. нарушений, зафиксированных его наблюдателями, но поехал вместе с Жириновским и Мироновым на встречу с Владимиром Путиным. Прохоров прекрасно понимает, что из 8% проголосовавших за него граждан не все являются его твердыми сторонниками. Некоторые, голосуя за него, действовали по принципу «поддержать кого угодно, лишь бы не Путина».

«Эта переменная часть его электората может быстро рассосаться, и ему сейчас нужно думать, каким образом ее удержать, - считает генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов. - Это серьезная задача. Если сегодня партия Прохорова однозначно пришла бы в Госдуму, то со временем ее потенциальная электоральная поддержка может уменьшиться».

Любопытно наблюдать, как подчеркнуто уважительно относятся к Прохорову представители власти. Похоже, Кремль не прочь был бы «задушить в объятиях» потенциально опасного конкурента. На днях Путин заявил, что «Михаил Дмитриевич - человек серьезный, предприниматель хороший, в принципе мог бы быть востребован в правительстве, если он сам захочет». Пока Прохоров заявляет, что не хочет. Оно и понятно: для него принять пост из рук Путина означало бы положить конец так удачно начавшейся политической карьере. Поэтому наиболее вероятным выглядит сценарий, при котором Прохоров создаст в ближайшее время правую партию и продолжит собственную политическую игру. «Электорат у Прохорова не такой большой, как у Путина, но более образованный, - отмечает социолог Борис Дубин. - И эти люди могут стать социальной и политической силой, в том числе и в регионах».

Впрочем, это вовсе не означает, что Прохоров может сидеть сложа руки до 2016 года. Главная задача Прохорова - не дать избирателям забыть о себе до следующих парламентских и президентских выборов. Положение осложняется еще и тем, что скоро на политической арене может появиться целый ряд новых политических организаций, в том числе и либерального толка. Это неизбежно приведет к дроблению правого электората.
О том, как капитализировать свой относительный успех на президентских выборах, сейчас раздумывает и коммунист Геннадий Зюганов. 4 марта за него проголосовали 17,18% избирателей. Лучшие показатели у Зюганова в Орловской и Костромской областях - 29,09% и 26,02% соответственно. Однако эти, казалось бы, неплохие цифры самого Зюганова не устроили. На следующий день после выборов он заявил, что не признает их итоги, считает выборы «нелегитимными, нечестными, непрозрачными».

В прошлый понедельник лидер КПРФ единственным из четырех остальных проигравших кандидатов не приехал на встречу с победителем гонки. «Спрашивают, почему не поздравил Путина? Нельзя быть победителем в разгромленной стране. Выкрутили мозги и результат, а сейчас аплодируют», - написал Зюганов на своей интернет-страничке 7 марта. В то же время и на митинг на Пушкинской площади лидер КПРФ не приехал, прислав вместо себя представителей московской городской партячейки. Неудивительно, что сейчас даже члены ЦК КПРФ, похоже, не совсем понимают, чего именно добивается Геннадий Зюганов. Ведь очевидно, что на пересмотр итогов президентских выборов Путин не пойдет. Его пресс-секретарь Дмитрий Песков недвусмысленно дал понять: «Эта тема закрыта». «Путин никогда этого не сделает, для него это - все равно что отказаться от власти, - признает и депутат Госдумы от КПРФ Анатолий Локоть. - При этом, я думаю, предложение войти в правительство, которое будут возглавлять сторонники Путина, нами будет отвергнуто. Разделить ответственность с Путиным за состояние дел в стране, за все обещания, которые он дал перед выборами, мы не готовы». По словам Анатолия Локтя, Геннадий Зюганов вполне может прийти к тому, чтобы возглавить протестную активность в российских регионах».

Одновременно с этим КПРФ, возможно, будет добиваться губернаторских постов, в том числе и в тех регионах, где главу субъекта еще назначает президент. «Если по России нас поддержали 17% избирателей, то в Новосибирской области - уже 22%, и это капитал для политических переговоров, - отмечает Анатолий Локоть. - Предметом диалога может быть лишь доступ к власти в регионах: нам есть кого предложить на пост главы и Ленинградской области, и Московской области, и Приморья». Между тем, пока коммунисты еще надеются на торг с властями, единороссы уже выдвинули свои тройки кандидатов на пост губернаторов Краснодарского и Приморского краев. Коммунистов в этих списках нет.

В самой незавидной ситуации на этих выборах оказался лидер справедливороссов Сергей Миронов. Если на думских выборах 4 марта его партия завоевала почти 8,7 млн голосов (13,24%), то всего лишь три месяца спустя ее лидера поддержали всего 2,7 млн граждан (3,86%). Это явный провал. В отличие от своих оппонентов, Миронов даже не заикался о недействительности итогов выборов, он одним из первых позвонил Владимиру Путину и поздравил его с победой. Многие справедливороссы таким поведением лидера были просто ошарашены. «Его заявления вызвали бурную реакцию членов нашей партии в Интернете, они пишут довольно жесткие и резкие отзывы, - заявил «Профилю» депутат Госдумы от «Справедливой России» Геннадий Гудков. - Так как признавать результаты выборов ни в Москве, ни в Астрахани, ни в ряде других регионов просто нельзя, можно было хотя бы признать эти выборы частично». Геннадий Гудков считает, что основная причина поражения Миронова в том, что ему не удалось сохранить тот протестный электорат, который обеспечил серьезный успех «Справедливой России» 4 декабря. «Он был не до конца последовательным и в последний момент отказался выступать на митинге на Болотной площади, - отмечает он. - Это повлияло на настроения людей и итоги голосования».

Возможно, противники Миронова внутри партии попытаются воспользоваться ситуацией, чтобы сместить его с поста руководителя. Не исключено, что Миронов ждет от Владимира Путина предложения занять какой-либо пост в будущем правительстве. Как полагает политолог Михаил Виноградов, Миронова вполне устроило бы и кресло вице-премьера.
Предсказать, как будет развиваться уличная активность раздраженных горожан, тоже непросто. С одной стороны, нельзя отрицать, что уличные протесты сыграли важную роль в жизни страны - не будет преувеличением сказать, что именно акциям на Болотной и Сахарова мы обязаны уступками власти. Политическая реформа, президентские поручения разобраться с делами политзаключенных и пока смутные намеки на возможность изменения Конституции - всего этого не было бы, если б люди не вышли на улицы. Политик Борис Немцов считает, что за последние три месяца гражданское общество получило больше, чем за предыдущие десять лет: «Народ проснулся. У народа появилось чувство собственного достоинства. В этом я вижу самый главный итог этих трех месяцев. Стало понятно, что мы живем в другой стране». Однако если протесты прекратятся, то вполне возможен откат политреформы и новая «заморозка».

С другой стороны, очевидно, что протестному движению тоже нужна перезагрузка. Следующие выборы нескоро: думские только через пять лет, а президентские - и вовсе через шесть. Чтобы собирать многолюдные митинги в межвыборный период, нужны новые лозунги - понятные и устраивающие различные политические группы. Пока с этим проблема. Организаторы митинга 5 марта по-прежнему требовали перевыборов депутатов Госдумы и президента.

Внутри несистемной оппозиции тоже идут противоречивые процессы. Об этом свидетельствуют события 5 марта, когда после окончания согласованного митинга часть оппозиционеров попыталась провести несанкционированную акцию. Судя по всему, сбываются прогнозы, что внутри несистемной оппозиции могут сформироваться «политическое» и «боевое» крыло - первое будет бороться с властью политическими методами (путем формирования партий, участия в выборах и др.), второе - устраивать потасовки с сотрудниками правоохранительных органов.

Какая линия возобладает, во многом зависит от власти. Политолог Дмитрий Орлов уверен, что, после того как оппозиционные лидеры пойдут по пути создания партий и диалога с властями, на акции будут ходить лишь несколько тысяч записных радикалов, которые и до этого приходили в центр Москвы каждое 31 число любого месяца. Но нельзя исключать, что у митинговой активности откроется второе дыхание, в том случае если власть свернет обещанные перед выборами политические реформы, ограничит создание новых партий и вновь начнет контролировать процесс избрания губернаторов. Тогда у митингующих вновь появятся актуальные и созвучные чаяниям рассерженных горожан лозунги и призывы.

Ольга Павликова

      Rambler's Top100   Яндекс цитирования    mpress Яндекс.Метрика