ТЕМЫ
ВЫБОРЫ
Обсуждались вопросы национальной политики, патриотического воспитания молодёжи, а также индексации пенсий, лекарственного обеспечения и трудоустройства пенсионеров.

Д.МЕДВЕДЕВ: Добрый день!
Михаил Иванович Белов, который присутствует на нашей встрече, предложил, когда я был в Хабаровске: «Вот вы встречаетесь с разными категориями наших граждан, но очень большой и значимой социальной категорией являются пенсионеры». И мы прикинули с Владимиром Владимировичем и решили всех позвать в гости. Поэтому прежде всего мы вас приветствуем, желаем приятного аппетита. Надеюсь, что вы, помимо того, что мы пообщаемся, ещё сможете посмотреть Кремль. Это всё-таки интересное место – я думаю, не все были. Здесь принимаются важнейшие государственные решения, происходят судьбоносные встречи, всякие разные мероприятия проходят. И очень хорошо, что мы с вами здесь встречаемся.

Мы не планировали каких-то вступительных слов говорить, поэтому есть предложение построить общение по модели «вопрос – ответ». Если вы хотите что-то сказать, прокомментировать, что называется, милости просим.

В.ПУТИН: Я тоже хочу поздороваться. Всех людей, которые имеют право считать себя ветеранами, пенсионерами, мы, конечно, пригласить в Кремль не могли. Ни Кремль, ни наш московский Белый дом не вместит всех: это 30 с лишним миллионов человек, 38 даже, чуть побольше. Но мы исходили из того, что из разных регионов пригласим людей, которые действительно представляют определённые группы этой большой когорты наших граждан – пенсионеров. Это и ветераны труда и военной службы, и ветераны Великой Отечественной войны. В общем, люди достойные и уважаемые в нашей стране. В нашей стране всегда старших уважали. И мы хотим с вами встретиться сегодня для того, чтобы не просто проявить это уважение, это само собой разумеется, но и поговорить о проблемах, послушать ваше мнение, какие-то советы, может быть – рекомендации либо замечания в рамках такой простой, открытой и свободной дискуссии. Спасибо.

И.БАТИЩЕВ: Позвольте мне.

Д.МЕДВЕДЕВ: Пожалуйста.

И.БАТИЩЕВ: Я пенсионер, но ещё работаю, полон сил и энергии, работаю директором крупной школы-интерната, где обучаются 500 детей-инвалидов, из них 50 детей-сирот.

Я отношусь, как и многие здесь, к послевоенному периоду. Мы росли, воспитывались в период расцвета великой страны – Советского Союза, мы воспитывались на героике военных лет, на тружениках полей, фабрик, заводов, освоении космоса. Мы горды были, что мы живём в такой великой стране. Мы и сейчас горды, для нас страна превыше всего, всегда старались делать всё вначале для страны, а уже потом для себя. И нам небезразлична судьба молодого поколения, тех настоящих сейчас детей, юношей, которым мы будем передавать свои знания и умения, чтобы наша страна под их руководством процветала и стала такой же могучей страной, какая у нас была во времена Советского Союза.

Мы обеспокоены тем, что, во-первых, история извращается. Просто больно и обидно за то, что результаты Великой Отечественной войны искажаются, роль Советского Союза принижается в них. Мы возмущены тем, что в средствах массовой информации, особенно на радио, телевидении, на сайтах интернета, идёт культ насилия, грабежа, люди уже устали смотреть и слушать страшилки 24 часа на телевидении. А вот такого хорошего, позитивного материала очень мало. Конечно, делается в регионах что-то для того, чтобы молодое поколение воспитывалось на хороших традициях, но этого недостаточно, тут должна быть какая-то государственная политика.

Я учитель. Семье и школе сейчас очень тяжело прививать какие-то хорошие нравственные устои, если по телевидению, на сайтах интернета показывают совсем другое. И нам подрастающее поколение говорит: «Да что вы говорите? Вы телевизор смотрите?» Должна быть какая-то государственная политика, чтобы всё-таки какие-то передачи, может быть, исключить или ограничить. Ведь вокруг нас очень много хорошего. Приведу пример. Воспитанник нашего интерната, слепой мальчишка, поднялся на Эльбрус. Был велопробег Липецк – Страсбург – Париж, он был участником этого велопробега, разве это не подвиг? Вот мы на этом воспитываем молодое поколение. Хорошо, что у нас в Липецкой области есть две газеты – «Золотой ключик» и «Молодёжный вестник», и вот в этих газетах журналистами проводится очень серьёзная работа. На хороших примерах воспитывается молодёжь нашей области.

Поэтому, Дмитрий Анатольевич, я выражаю общее мнение всех присутствующих здесь и не только. Мы какие-то вопросы должны решать на государственном уровне. Решаются они, но не в достаточной степени. Нужно, чтобы наша молодёжь действительно горячо любила нашу Родину, и какой-то должен быть государственный подход к этому. Поэтому просьба обратить на это внимание. То есть без будущего, сегодняшнего поколения, без молодёжи, чтобы мы ни делали, нам сложно будет добиться желаемых результатов.
Д.МЕДВЕДЕВ: Все поддерживают. Игорь Иванович, раз Вы ко мне обратились, я прокомментирую то, что Вы сказали.

Сначала по поводу истории. Вы упомянули ситуацию с подачей истории и в средствах массовой информации, ну и, наверное, имеется в виду и школа, и учебники, и литературные источники, не говоря уже об интернете и так далее. С этим ситуация, мягко говоря, сложная, потому что, к сожалению, во многом и наша историческая наука, и те, кто занимались изданием учебников для школьников, оказались не готовы к тому, что после такой достаточно чёткой позиции, которой придерживались историки в советский период, история стала разваливаться на куски.

И проблема не в том, что есть разные точки зрения, они и раньше были. Проблема в том, что, к сожалению, школьникам очень трудно разобраться в хитросплетениях собственно тех событий, если они даются под разными углами. Они же не учёные-историки, когда можно сесть где-то в тиши кабинета, в библиотеке и посмотреть, вот есть одна записка, вот есть вторая записка, вот есть исторический документ из МИДа. В результате возникает фрагментарное восприятие истории и ощущение того, что вся наша история состояла из неприятностей и из ситуаций, когда государство не справлялось со своими обязанностями, а все лидеры предстают либо в образе деспотов и тиранов, либо в карикатурном образе.

Это всё было гораздо сложнее, и вообще невозможно себе представить историю, которая выкрашена одной краской, были всегда и сложные периоды, и сложные поступки, и вполне, в общем, очевидные решения. Тем более нетерпимо, когда это относится к периодам, в которые наш народ проявлял абсолютно массовый героизм.

Можно по-разному оценивать, допустим, события тех или иных событий, той же самой Октябрьской революции. Но если говорить о Великой Отечественной войне, то это был период, когда вся страна защищала самих себя, народ защищался от агрессора. И когда появляются интерпретации этих событий, написанные под вполне очевидным углом, что это не мы врага победили, что, допустим, это американцы сделали или второй фронт помог и цена была не такая заплачена, народу слишком много погибло, – это просто моральные преступления перед памятью тех, кто отдал свои жизни, защищая нашу страну, а таких людей действительно было очень много – почти 30 миллионов. И вот этого допускать нельзя, я об этом неоднократно говорил, не должно быть дискуссии вокруг очевидных фактов, во всяком случае в учебной литературе. Да, учёные пусть пишут, что хотят, но учебники, общедоступные средства массовой информации всё-таки по таким событиям должны придерживаться общепринятой точки зрения. В противном случае формируется абсолютно искажённое восприятие нашей истории.

Теперь в отношении средств массовой информации. Они все разные, конечно, здесь спора нет. У нас была ситуация, когда они были в общем совсем одинаковые. Это тоже было скучно, я вспоминаю, как там материалы давались. С другой стороны, меня тоже, например, удивляет, когда значительная часть новостей начинается только с происшествий. При всём понимании важности тех или иных событий иногда это просто не тянет на уровень государства. Каждый день что-то происходит и в России, и в Европе, и в мире, но далеко не везде новости начинаются с такого рода репортажей. И не потому, что их нужно замалчивать, нет, ни в коем случае. Но каждая новость должна быть ранжирована в соответствии со значимостью этой новости для страны. В этом смысле я не могу с Вами не согласиться, иногда, конечно, хочется увидеть и услышать всё-таки репортажи о том, что происходит важного, серьёзного и, смею сказать, вполне положительного в стране. Это тоже есть.

В конечном счёте, у нас средства массовой информации юридически свободны. Значит, это, в конечном счёте, ответственность самих СМИ. Кто-то занимает в этом смысле более ответственную позицию, кто-то, может быть, старается деньги зарабатывать. Вы же понимаете: большое количество всякого рода сериалов, в которых насилие часто происходит и так далее, связано не с тем, что во главе средств массовой информации стоят кровожадные люди, которым нравится ковырять это всё, нет. Это денежные соображения. К сожалению, это смотрят лучше, и за счёт этого они зарабатывают деньги.

Но я считаю, что, конечно, всё-таки при определении редакционной политики впереди должны стоять соображения нравственного порядка и уж после этого, естественно, соображения коммерческого свойства. Они тоже должны быть, потому что у нас, например, телевизионные каналы и другие средства массовой информации в основном находятся на самоокупаемости, хотя частичные дотации из государственного бюджета они иногда получают.

Но если говорить об интернете, то, конечно, это вообще свободная среда, она не регулируется никак. Каждый выбирает себе средство массовой информации по вкусу. Могу сказать о себе. Я почти не смотрю телевизор, просто так получилось. Я больше пользуюсь интернетом, но смотрю фильмы. Вот фильмы мне нравится смотреть и по телевизору, и на дисках, просто потому, что они создают хорошее настроение.

И.БАТИЩЕВ: А фильмы какие Вам нравятся?

Д.МЕДВЕДЕВ: Очень разные. Я смотрю, например, фильмы и совершенно современные (наши и иностранные), и наши исторические фильмы смотрю, причём с удовольствием. У меня даже есть на жёстком диске, записано порядка, наверное, 2 тысяч фильмов, и можно практически любой фильм, относящийся к сокровищнице нашего российского и советского кинематографа, включить за 10 секунд и посмотреть. Получаешь огромное количество позитивных эмоций. Некоторые из этих фильмов мы с вами не только отлично знаем, они все на цитаты разобраны, и любая фраза вызывает хорошее настроение. Их тоже нужно, кстати, обязательно показывать и молодёжи.

И знаете, как ни странно, я тоже для себя отметил, кажется, что это фильмы не их эпохи, тем не менее когда включаешь, вот я сыну, например, включаю – смотрит, и ему интересно, хотя, казалось бы, это было снято 30, 40, 50 лет до момента его появления. Поэтому это всё, в общем, конечно, должно находиться в поле зрения государства, государство должно иметь тонкие рычаги влияния на эту ситуацию. Но, с другой стороны, мы понимаем, что движение вперёд, оно должно быть и, в конечном счёте, это выбор конкретного человека, что смотреть и как смотреть.

И, наконец, самое последнее, по поводу патриотического воспитания. Здесь у нас есть проблемы, и здесь я не могу с Вами не согласиться. Потому что это очень тонкая сфера, и нужно ею заниматься на всех уровнях, начиная Президентом и заканчивая учителем в школе или руководителем сельского населённого пункта, естественно, в семье. Но патриотизм должен быть умный. Невозможно что-то насаждать, потому что иначе не поверят, скажут: «Ну, знаете, это вы там когда-то это говорили, а вот мы в это не верим». Они сами должны прочувствовать, что нужно делать, и они сами должны понять, как нужно относиться к своей стране для того, чтобы она была сильной, для того, чтобы она воспринималась как великое государство. Вот для этого, кстати, нужны новые фильмы, не старые. Старые тоже хороши, но нужны новые фильмы, тоже воспитывающие патриотические чувства. У нас ведь происходят очень разные события, и среди них много важных событий, и подвиги наших великих людей. Наконец, у нас есть и просто, к сожалению, печальные события, с которыми нам приходится сталкиваться. В 2008 году, например, нам пришлось отражать агрессию, которая была направлена против наших граждан и наших миротворцев. Вот на таких примерах надо учить молодое поколение, но я ещё раз говорю, делать это тонко и аккуратно, чтобы не было обратной реакции.

В.ПУТИН: Игорь Иванович, ещё одно маленькое замечание, не связанное со СМИ. Вы сказали, что мы все гордились своей большой общей Родиной. Да, конечно, и полётом Гагарина гордились, и Победой в войне гордились, освобождением Европы от нацизма гордились. И много было других. Искусством нашим гордились. Но мы с вами или раздражались, или было стыдно, что у нас сахар исчез, мяса в магазинах не было. Это было позорно! Стыдоба какая-то просто! Стыдно было за это!

И.БАТИЩЕВ: Это уже в конце советского периода было.

В.ПУТИН: Там много было всяких периодов, но мы говорим про конечный этап. И этой гордости нашей с вами не хватило для того, чтобы сохранить единую страну. Потому что у людей, подавляющего большинства, во всяком случае, возникло такое ощущение, что хуже не будет. Понимаете? Вот к чему.

Знаете, я поделюсь с вами: я вернулся из-за границы тогда, и я с удивлением смотрел, что происходит в стране. Для меня многие вещи были неожиданными. Я уже говорил где-то даже публично: колесо прокололось, приехал поменять колесо. Меня мужики спрашивают: «Ты за Союз или за Россию?» Я обалдел, говорю: «А разве есть разница?» Называется только по-другому, это же Россия, большая Россия. Так мозги запудрили людям, что люди перестали понимать, что происходит. Спекулировали на проблемах и занимались популизмом. Обещали всё: обещали, что завтра будем жить, как в Париже, как в Лондоне, причём все и в одночасье. К чему это привело, вы все хорошо знаете, – к полному развалу экономики и социальной сферы, к разгулу бандитизма и (с горечью это говорю) к беспрецедентному разграблению государства в 90-е годы. Вот к чему это привело.

Я в связи с чем это говорю. Вот и сейчас мы в очередной раз находимся опять перед выбором, у нас выборная кампания, это нормально, в нормальном демократическом государстве так и должно быть. Но я обращаю ваше внимание на что? И сейчас много нерешённых задач и очень много проблем, в том числе болезненных. Нам ни в коем случае нельзя позволить популистам оседлать эти темы, проспекулировать опять в очередной раз на этом и получить с этого какие-то дивиденды. Всё-таки нужно уметь отличать реальные проблемы тех, кто решает, хорошо или плохо, но решает эти проблемы, от тех, кто ни фига не делает, извините меня за такие слова, и только опять всё обещает с целью чего-то там получить, какие-то властные инструменты и полномочия. Я надеюсь, что это начало 90-х годов, это, в общем, достаточно мощная прививка обществу была сделана, для того чтобы общество могло объективно оценивать происходящие в стране события. Ну а озабоченность Ваша понятна.

Д.МЕДВЕДЕВ: Владимир Владимирович сказал о том, что это была прививка. Это мы вот с вами помним, потому что мы в тот период жили и можем сравнивать, как было в конце советского периода, что было хорошего и что было плохого, очень тяжёлый период 90-х. Молодёжь этого не помнит и не знает. И в этом смысле, кстати, мы все должны (все здесь уже люди зрелые) рассказывать и о советском периоде, и о постсоветском периоде, чтобы у нашей молодёжи, возвращаясь к тому, что Игорь Иванович сказал, было адекватное представление о том, что у нас было, что сейчас есть и что может быть.

И.БАТИЩЕВ: Так вот как раз я и вопрос-то поставил, что сейчас у нас очень много хорошего. Ну, так надо, значит, патриотизм прививать, может быть, где-то и чуть-чуть переборщить, но должны дети любить свою страну.

И.ЖУКОВ: Разрешите мне, пожалуйста.
Я из Курска, пенсионер, ветеран труда, ветеран Балтийского флота. Сейчас, когда начинал Дмитрий Анатольевич говорить о примерной программе нашей встречи и сказал, что мы посмотрим Кремль, я, к великому счастью, за свою жизнь впервые сегодня побыл и уже увидел и не думал начинать с этого с вами и вопрос, и разговор. Но не могу не вспомнить, потому что когда-то в далёком детстве мама мне говорила: «Ванечка, ты будешь счастливым мальчиком». А почему? У нас не велись в семье ребята, раз – умерли, ученики первого и четвёртого класса, в один день, в одну минуту, в одну секунду. А мама была раскулаченная. Однажды я слышу, как на печке отец матери говорит: «Мать, да не убивайся ты, Иван тоже помрёт». То есть потому, что не пошли ребята у нас, девчата – нормально. Я это слышал, и это они примерно в пять часов утра говорили, тогда часов не было, ну, примерно, и я плакал. Мать подошла – подушка вся мокрая, говорит: «Ванечка, что ты?» Я говорю: «Мам, можно я не буду умирать?» Потому что отец сказал: «Не убивайся, он всё равно помрёт».

Я к чему это сказал? Тогда она сказала: «Ты будешь удачливым». Вот я сейчас вспомнил. Ну, у меня удача первая – это то, что я поглядел: действительно, величие России – вот в этих дворцах. Величие эпохи нашего государства. И конечно, второе – это то, что встречаюсь с великими государственными деятелями. Так что я считаю, царство небесное моей матери, она предугадала моё будущее, как положено.

Я постарше моего коллеги Батищева, я пережил войну, разруху, голод, и был расцвет. Но вы знаете, по-моему, каждый здесь сидящий, который прожил те пятилетки и десятилетия, знает, какой это был расцвет.

Как-то раз в Чехословакию ездил с молодёжью, со свинарками и доярками. Секретарь райкома вызывает и говорит: «Федосеич, ты смотри, не купи колбасы там, в Чехословакии, не позорься, не позорь свою страну». Но есть-то хочется всё равно. Это, знаете, настолько было. Мы же не должны это утаивать, народ-то наш знает, что было всё из-под прилавка. Вот эта гордость и величие – а всё из-под прилавка. Нет, в Москве, конечно. Мы и с женой приезжали сюда, в Москве покупали всё, накупим мандаринов, колбаски и так далее.

Поэтому я хотел бы сказать, что последние десять лет по-новому хотелось жить. Последние десять лет, понимаете, как-то люди почувствовали себя другими, люди почувствовали, что и руководители государства с ними не воюют, а сотрудничают. Я сейчас вспоминаю, как Владимир Владимирович Путин усадил богатеньких мужичков на подписание одного документа. Помню, в моих глазах стоит и сейчас, Владимир Владимирович, как Вы им дали ручку, они подписали, а потом Вы говорите: «А ручку верните». Я не столько это, я смотрел на Вас, телевидение показывает всё это, я смотрел на Вас, увидел суровый взгляд, которым Вы как бы к ним обращались, к этим людям, которые подписывали документ: «Что же вы, мужики, делаете с народом?» Это я увидел в Вас, я не знаю, может, я ошибся, но я это увидел.

Или Дмитрий Анатольевич Медведев как-то встречается с молодёжью, помните, там говорит: «Я сейчас микрофоном как запустил бы!» Вот знаете, вот это простое общение с народом, оно настолько вызывает доверие. Как-то я лежал в больнице, и в палате мужик говорит: «Вон, наши мужики, руководители, мотаются: и по миру, и тут, и на комбайне, и в тракторе, и в самолёте, и под водой». А другой говорит: «Им, наверное, и выпить некогда». Конечно, Вы меня извините ради бога, но это в народе…

В.ПУТИН: На это-то время всегда найдётся.

И.ЖУКОВ: В народе же это бытует, потому что видят, что как-то больше на народ стали обращать внимание, безусловно. Вот это десятилетие, мы же забыли, что надо где-то просить. Всё есть. А теперь дальше: постепенно пенсии повышаются и льготы различные. Конечно, мы видим, что не всё, как хотелось бы, да и не все этого желают, ещё кое-кто, знаете, старается. Но этот позитив настолько очевиден, он настолько нравится простому народу, это я вам говорю как русский мужик Иван Жуков, настолько он нравится, что мы бы даже хотели просить, мы – куряне, хотели бы Вас просить поработать вместе, чтобы, действительно, вот этот тандем снова обеспечил такую стабильность в государстве, подъём её непременный.

Ну и хотелось бы мне всё-таки сказать несколько слов, может быть, и пожелание Владимиру Владимировичу Путину, и вопрос.

Первое, я слежу за политикой, вот Вы как-то сказали, Владимир Владимирович, о Евразийском союзе. Мне кажется, что это вообще замечательнейшая вещь, потому что Вы в этом плане делаете то, что надо народу. Вот это общение, вот это снятие барьеров уже, в конце концов, играет и на экономику, и на сохранение мира, это уже понятно любому человеку. Если это получится, народ, и особенно мы, люди старших возрастов, конечно, будем приветствовать.

И хотелось бы вопрос задать, Владимир Владимирович. Страшилки льются с экранов телевизора, особенно руководителей некоторых политических групп: вот сейчас кризис, сейчас снова по пенсионерам шарахнут, пенсий не будет, урежут, вон, смотрите, в Греции, в Испании, во Франции, в Италии. Вот хотелось бы всё-таки, как Вы на эти вещи смотрите? Хотя я, например, считаю, что это трепотня. Может быть, даже есть такая наука «трёпология», уже к ней кое-кто привыкает, но я не верю, потому что я вижу, как в государстве всё сейчас идёт постепенно и набирает силы. Я верю, что наше государство будет мощнейшим, в этом нет никакого сомнения. И ради бога, простите меня, Владимир Владимирович и Дмитрий Анатольевич, много лет назад на одном большом собрании в городе Курске (об этом писали все газеты) я встал и сказал: «Мы уйдём из жизни, все мы смертны, уйдут другие поколения, но люди оценят то, что было сделано Владимиром Владимировичем Путиным в 2000-е годы, когда сохранили Россию, она была на грани распада. Вот посмотрите, как это будет оценено с другой колокольни, с другой точки зрения». Если бы это было время старинное, может, там собрали какое-то вече и сказали, что это мудрейшее было решение, потому что действительно Вы сохранили Россию. Дай бог Вам здоровья, большое спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо, Иван Федосеевич. Когда мы обсуждали с Дмитрием Анатольевичем, отвечали коллеге, я сказал, что нашей общей гордости не хватило, чтобы сохранить Союз. Потому что были проблемы. И самая главная проблема заключалась в том, что уровень жизни совсем уж упал, ниже плинтуса, как сейчас говорят. И задача государства в том, чтобы люди чувствовали всё-таки, хоть понемногу, хоть незначительно, медленно, но всё-таки позитивный тренд, позитивную тенденцию, изменения к лучшему. И вот это – наша общая задача, задача государства.

Что касается пенсионного обеспечения, это одно из важнейших направлений нашей работы. Конечно, нам ещё нужно многое сделать по совершенствованию пенсионной системы. У нас Пенсионный фонд пока верстается с дефицитом, и мы из федерального бюджета пополняем этот дефицит. Но нам нужно сделать так, чтобы сам федеральный Пенсионный фонд был бездефицитным. Это можно сделать, нужно настраивать систему. И нужно обеспечить доходы бюджета от естественной работы самой экономики. Я напомню, что у нас четыре года назад средняя пенсия по старости была немногим больше трёх тысяч рублей. Вот сейчас Дмитрий Анатольевич сказал, что быстро время идёт, подзабывается.

РЕПЛИКА: (Без микрофона.)

В.ПУТИН: Ну и не платили. Но четыре года назад уже платили регулярно, но это была всего три с небольшим. Сейчас средняя по старости у нас на начало года (я просто уже цифры все знаю наизусть) 8100–8200 было, сейчас – 8800–8900.

Т.КУЗЬМИНЫХ: 13 тысяч.

В.ПУТИН: 10–13 – это у ветеранов Великой Отечественной войны. Средняя по старости – 8800 сейчас, 8900 будет в конце года. Но есть у нас и социальные пенсии, к сожалению. «К сожалению» – потому что они низкие, и нужно их поднимать. Там от региона к региону по-разному. Они, кстати говоря, не могут быть ниже прожиточного минимума. Если они падают ниже прожиточного минимума (я просто хочу обратить внимание всех на это и всех пенсионеров страны, которые нас будут видеть и слышать), если они ниже, то мы должны до минимального размера доплачивать соответствующие деньги. В регионах, везде это должно быть исполнено, но нужно, безусловно, всё равно эти социальные пенсии поднимать, и мы будем это делать.

Что касается вообще общего пенсионного обеспечения, то оно тоже будет сохраняться и наращиваться. В следующем году мы планируем две индексации, по-моему, в феврале и в апреле. Мы не отказываемся от повышения пенсионного обеспечения, индексация будет обязательно дважды в следующем году: сначала чуть побольше, а потом чуть поменьше. Это одна из задач государства, Правительства и государства вообще. Мы не планируем, во всяком случае, в ближайшее обозримое время поднимать пенсионный возраст. Я знаю, что такие планы обсуждаются, формулируются. Да, в Европе действительно везде практически, я хочу, чтобы вы знали, вы, наверное, знаете это, во всех европейских странах, даже в постсоветских, на Украине сейчас подняли пенсионный возраст, в Европе везде, там уже 65 для мужчин и женщин, в некоторых странах одинаково.

РЕПЛИКА: Надо брать не худшие примеры, а лучшие.

В.ПУТИН: Понимаете, дело в чём? Дело в том, что экономика там такая, что они не в состоянии им платить. Это объективная необходимость. У нас такой необходимости пока нет. Это связано с продолжительностью жизни. Там количество людей, которые вышли на пенсию, не работают, по сравнению с теми, кто работает, очень большое. Они просто не в состоянии, экономика не в состоянии это вынести. У нас продолжительность жизни пока не такая большая, как в Европе. И если нам это делать, нам нужно делать в зависимости от роста продолжительности жизни – раз, и в зависимости от реальных доходов населения – два.

И.ЖУКОВ: Но народ уже успокоился, они знают Вашу позицию и понимают. Там свои позиции.

В.ПУТИН: И мы этого не планируем.

Т.КУЗЬМИНЫХ: Почему не ограничить максимальные пенсии? Нет у нас проектов. Почему?

В.ПУТИН: А потому что у нас инфляция пока большая. Если мы ограничим верхний предел пенсий, то это потребует ограничивать по всей шкале, в том числе и социальные пенсии. Мы же не можем социальные пенсии подтащить окончательно к уровню, допустим, пенсий ветеранов Великой Отечественной войны. Здесь тоже должна быть социальная справедливость. Да, люди получают маленькую, и мы должны её поднимать, но одновременно нужно поднимать и другое. Ведь социальную пенсию вы знаете, кто получает. Это, например, люди, которые не смогли выработать стаж целиком, как пример, есть и другие категории. Но Вы же не предлагаете их всех уравнять. Если мы проведём опрос среди пенсионеров, давайте референдум проведём пенсионеров, согласны все всё уравнять?

И.БАТИЩЕВ: Нет-нет, тут должна быть справедливость.

В.ПУТИН: Вот в том-то всё и дело. А если так, то тогда мы вряд ли сможем реализовать Ваше предложение, заморозить. Ну, можно заморозить, во многих странах так сделали, заморозили и уровень заработной платы, и уровень пенсий. Инфляция-то растёт, и ваши реальные доходы будут падать. Вот сейчас в ходе избирательной кампании шума, свиста художественного много, что маленькие пенсии. Мы знаем, какие у нас пенсии, но мы их не замораживаем, они скромные, вот я сказал, их было три, стало восемь, но они всё равно скромные. Мы же понимаем, мы с Дмитрием Анатольевичем это прекрасно понимаем, и мы будем их наращивать, но замораживать – у нас нет такой необходимости, потому что это сокращение реальных доходов. Вот, несмотря на этот «художественный свист», который оппозиция допускает, у нас реальные доходы, реальные, за минусом инфляции, они всё-таки подрастают, немножко. Даже с учётом роста ЖКХ – мы наверняка об этом будем говорить, это же болезненный вопрос, – всё равно чуть-чуть реальные доходы подрастают, а если заморозим – они будут падать. Давайте пока этого не будем делать.

И.ЖУКОВ: По Европейскому союзу всё-таки скажите, пожалуйста.

Д.МЕДВЕДЕВ: Ну, давайте я два слова скажу. Вы сегодня здесь гуляете, уже погуляли, с нами пообщаетесь, а завтра сюда приедут два руководителя наших близких государств – Белоруссии и Казахстана. И завтра, я надеюсь, мы в этом здании кремлёвском подпишем с ними соглашение, которое будет касаться дальнейшей экономической интеграции, создания соответствующей структуры, которая будет этой интеграцией заниматься. Это, конечно, очень важный шаг и выстраданный шаг. Причём, если вы обратили внимание, мы никого не подгоняли и никого не заставляли это делать, это вызрело. И сейчас мы стараемся создать вот такую рамку нашего сотрудничества на будущее, чтобы она никому не была, во-первых, навязана, чтобы она воспринималась органично, но в то же время чтобы она была эффективной, чтобы она была интересной.

Обычно в пример приводят Евросоюз, который несколько десятилетий шёл к тому состоянию, в котором сегодня находится, к государственному образованию, которое там есть. Вот и мы приблизительно таким путём идём. И то, что будет сделано завтра, надеюсь, и то, что было сделано в прошлом году, когда мы подписали первое соглашение о Таможенном союзе, – это, конечно, великое дело. Но при этом мы хотели бы, чтобы каждая страна, которая желает присоединиться к Таможенному союзу и к Единому экономическому пространству, в дальнейшем Евразийскому союзу, делала этот выбор осознанно, чтобы потом никто не говорил, что их загнали под влиянием каких-то экономических аргументов. Вы же помните, какими словами сопровождался распад Советского Союза. Это было очень тяжёлое, грустное время. Вот для того, чтобы мы объединялись на новой основе, мы и работаем сейчас. Я уверен, что у этого Союза будет очень хорошее будущее и это нас сблизит. Мы и так близкие, но мы станем совсем близкими.

В.ПУТИН: Кстати, распад Советского Союза произошёл, как вы помните, в 1991 году как раз в декабре. Сначала была подписана Декларация о создании СНГ.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да, это в середине декабря было.

В.ПУТИН: Да, и о роспуске 8-го, по-моему. Потом ещё одно решение, а, по-моему, 25 декабря Горбачёв подписал, так скажем, отречение.

Д.МЕДВЕДЕВ: Указ о денонсации.

В.ПУТИН: Об отречении от власти, по сути. У нас, кстати говоря, в истории было два таких очень тяжёлых момента, когда верховная власть слагала с себя ответственность, полномочия и ответственность вместе с ней за положение в стране: царь ушёл, и сразу начались вот эти ужасные события, кровавые, и вот 91-й год.
И.ЖУКОВ: И всё это за 100 лет.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да, это много на самом деле для одного столетия. Но это Владимир Владимирович намекает на то, что мы от ответственности не убегаем и никуда не собираемся уходить, если народ будет поддерживать нас.

И.ЖУКОВ: Надеемся, что это столетие будет другим для России.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо. Давайте продолжим. Пожалуйста, прошу Вас.

Г.САВИНА: Прежде всего как женщина, мать, бабушка я хочу послать Вам здравие: здравствуйте, Дмитрий Анатольевич, здравствуйте, Владимир Владимирович.
Я Савина Галина Александровна, ветеран труда, Отличник просвещения СССР, из Вологды, мне 74 года. Я победитель межрегионального чемпионата и призёр первого Всероссийского чемпионата по компьютерному многоборью среди пенсионеров.
Д.МЕДВЕДЕВ: Поздравляю Вас.


Г.САВИНА: Спасибо.
Последний проходил, кстати, в Вологде, и Вологда достойно приняла: от Камчатки до Прибалтики приехали к нам пенсионеры, от Мурманска до Краснодара. И понимаете, не удивительно ли то, что люди старшего поколения сумели не отстать от стремительно движущегося прогресса жизни, не затеряться, не застояться, а вот так активно действовать, почему? Потому что они молоды душой, они с творческим зарядом, у них здоровый оптимизм и, конечно же, активная жизненная позиция.

Дмитрий Анатольевич, я знаю (разрешите мне здесь выразиться лексикой молодёжной), что Вы продвинутый человек, так называет Вас молодёжь.

Д.МЕДВЕДЕВ: Судя по всему, Галина Александровна, Вы тоже продвинутый человек.

Г.САВИНА: Дмитрий Анатольевич, Вы уже соглашаетесь давать мастер-класс по компьютерной грамотности. Вы недавно беседовали с блогерами, где очень обширные темы поднимали. Дмитрий Анатольевич, а почему же Вы меня не пригласили, если я продвинутый человек? Я бы рассказала всем, о чём говорят наши бабушки в социальных сетях.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вот Вы сейчас и расскажите.

Г.САВИНА: Дмитрий Анатольевич, мне очень импонирует тот вопрос, который затронул мой собеседник по нашей встрече Иван Федосеевич, о чём говорите вы, уважаемые первые лица государства, что надо создавать страну большую. Почему? Я родилась, выросла, прослужила всю свою деятельность и вышла на официальную пенсию в 50 лет в Заполярье, в городе Мурманске. И конечно, за эти 50 лет, а у меня общий стаж работы 50 лет, я изъездила почти все советские республики. Почти все, я не была в трёх, в Средней Азии. Я была пять раз за границей. Вы понимаете, сколько я накопила друзей! А уж сколько моих учеников по свету! И сейчас я с ними, Дмитрий Анатольевич, общаюсь в интернете.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это удобно на самом деле.

Г.САВИНА: Никаких границ, никто и ничто не мешает! И я ещё раз хочу подтвердить, и моё убеждение, и убеждение, конечно, всех наших граждан России: надо делать, Владимир Владимирович, большую страну. И хочу вас убедить: мы, люди старшего поколения, безусловно, вас в этом поддержим. Безусловно, даже здесь сомнений нет.
Уважаемый Дмитрий Анатольевич, большая страна, много пенсионеров. Я, может быть, неточную цифру скажу – 40 миллионов.

Д.МЕДВЕДЕВ: Почти 40.

Г.САВИНА: 40 миллионов. Конечно, многие из пенсионеров, ну, не я, 74 года, к примеру, желали бы продолжить свою трудовую деятельность кто-то для самореализации, кто-то для дополнительного заработка, кто-то по желанию, кто-то по нужде. Но мне кажется, что здесь мы встречаем маленький, может быть, не такой уж большой отпор среди работодателей по возрастному принципу. Вы знаете, уже в 53 года женщины средней полосы начинают думать, а завтра меня, то есть через два годика меня куда-то попросят. Что делать? А ведь очень многие пенсионеры, у меня пенсия северная, слава богу, поэтому чуть побольше средней, может быть, а другие озабочены, и здорово.

Последние семь лет я живу в городе Вологде, это город моих пенсионных лет. Я семь лет руководила общественной организацией ветеранов, пенсионеров-педагогов. Я увидела всяческие стороны жизни пенсионеров, и горестные, и радостные. Поэтому у меня пожелание, просьба, пожалуйста, посоветуйте, тем более у Вас завтра, Вы говорите, руководители, Вы как-то им посоветуйте создать какую-то систему работоспособности наших пенсионеров, которые ещё могут работать. Я знаю, что в развитых странах пенсионеры – это целый рынок, не рынок, багаж товаров и услуг.

В.ПУТИН: Они пенсию не получают тогда. Если работают, не получают пенсию.

Г.САВИНА: Владимир Владимирович, но я никак не поверю, что пенсионеры развитых стран – только туристы.

Д.МЕДВЕДЕВ: Нет-нет, они не только туристы. Галина Александровна, давайте я два слова скажу.

Г.САВИНА: Я благодарю вас за внимание и ещё раз желаю вам здоровья и удачи.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо большое. Пенсионеров действительно у нас около 40 миллионов, но на самом деле людей, которые по возрасту относятся к людям уже пенсионного возраста, меньше.

Людей именно пенсионного возраста – 30 миллионов. А вот работают 12,5 миллиона пенсионеров. Можно прикинуть: 40 миллионов – это пенсионеры по возрасту. 30 миллионов, то есть 55 и 60 лет, а 12,5 – только работают. Хорошо это или плохо? На самом деле я считаю, что каждый человек должен решать для себя сам. Это, знаете, такая жизненная модель. Кто-то всю жизнь работает и думает: господи, наконец бы это всё закончилось, вот будет мне 55 или 60, я отдохну, как за границей, (Вы говорите, у нас теперь тоже это возможно, всё-таки получше стало), по стране поезжу, за границу съезжу, просто займусь детьми, внуками, дачей. У кого-то совсем другие ориентиры. В чём они заключаются? «Я уйду с работы, мне нечего будет делать. Да, меня, конечно, близкие любят, хорошо, что они есть, но это будет угасание. Я хочу активной жизни». Ведь человек активно живёт тогда, когда он вовлечён в какую-то работу. Она, кстати, может быть не обязательно такой полноценной работой. Это может быть общественная работа, патриотическая та же самая работа, но она должна быть, и это тоже правильно. Кто должен решать? Сам человек. Но государство действительно должно создать лучшие условия для того, чтобы труд людей уже зрелого возраста был востребован. Вот Владимир Владимирович сказал, действительно во многих странах в случае, если человек переходит на работу в пенсионном возрасте, перестают платить пенсию. Есть другие государства, где и пенсии-то не платят. Вот у нас есть очень крупные развитые страны, наши соседи и друзья, там вообще нет пенсий в нашем понимании этого слова.

РЕПЛИКА: Китай.

Д.МЕДВЕДЕВ: Китай, да. Они считают так: всю жизнь работаешь, должен заработать себе что-то, плюс есть родственники, дети (там, слава богу, с рождаемостью всё в порядке, вы знаете) – вот они и должны содержать стариков. Почему? Потому что это отчасти, знаете, такая даже восточная философия.

Нам это не подходит. Мы пенсии платили, платим и будем платить и будем их увеличивать: и индексировать, и просто увеличивать, и пенсионную систему нашу наполнять дополнительными средствами, для того чтобы она была более устойчивой. Но, ещё раз повторяю, государство должно помочь пенсионеру понять, чего он хочет. Если он готов трудиться… То, что сказала Галина Александровна, очень важная вещь. Сейчас необязательно зарабатывать деньги после 55 и 60 лет, находясь в самой гуще всяких разных производственных дел. Есть компьютеры те же самые. Человек, который привык общаться, может часть работы делать дома. Это вот, знаете, как у нас раньше – надомничество. Бабушки носки вяжут. Это совсем не так. Сейчас можно абсолютно разные услуги за деньги оказывать, не выходя из дома, это очень важно и это выгодно. И в этом смысле я считаю, что пенсионеры – колоссальный ресурс, потому что это люди грамотные, активные, но в то же время они, например, не хотят таскаться, допустим, на работу по каким-то причинам, уже тяжело, и они готовы дома что-то делать. Вот это очень важное направление, и государство должно создать все условия для того, чтобы пенсионеров привлекали.

Работодатели. Вы правы, работодатели иногда ведут себя некрасиво вплоть до того, что, действительно, человек на грани пенсионного возраста, уже всё, начинают уже подыскивать молодых на это место. Это на самом деле вообще уже просто нарушение закона. В том случае, если это происходит, власти, правоохранительные органы должны на это реагировать. Мы же реагируем, например, у нас есть даже до сих пор, по-моему, уголовный состав, когда женщину беременную с работы увольняют. И пенсионеры точно так же нуждаются в защите со стороны государства, если с ними работодатели поступают таким образом. За этим должна следить прокуратура, мы обязательно на это обратим внимание. И гарантии востребованности пенсионеров должны быть включены в законодательство, самые различные, с тем чтобы работодатели хотели пенсионеров принимать.

Г.САВИНА: Реплика.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да. И для них, кстати, я считаю, для тех же самых работодателей, в этой жизни всё-таки нужны стимулы. Тоже нужно создавать стимулы, чтобы они принимали пенсионеров на работу. Вот это очень важно. Как молодёжи нужно помогать, поддерживать в определённой ситуации, потому что не все хотят молодых брать – опыта нет, так и пенсионерам говорят: «Они уже все взрослые такие, зрелые».

И.БАТИЩЕВ: Дмитрий Анатольевич, ещё и инвалидов тоже.

Д.МЕДВЕДЕВ: Абсолютно верно. Вот я вчера как раз встречался с инвалидами, равно об этом мы говорили.

И.БАТИЩЕВ: Они работоспособны.

Д.МЕДВЕДЕВ: Абсолютно. У нас огромное количество инвалидов, причём, знаете, ведь у нас есть парадоксальные совершенно ситуации. Вчера просто, красноречивый пример приведу вам и на этом закончу. Инвалиды есть разные: есть инвалиды I группы, причём даже с рождения; есть уже по старости, но даже инвалиды I группы многие готовы работать. Почему? Те же самые компьютеры, о которых я говорил, ещё что-то. А им говорят: «Нет, ты не можешь работать, ты инвалид». Он говорит: «Ну как же не могу? Я хочу работать». – «Нет, мы тебе справку не дадим». Это такой, знаете, пережиток очень странный, косный, который нужно обязательно ликвидировать. Вот я вчера как раз тоже на эту тему говорил.

В.ПУТИН: Вы знаете, я знаю, видел по своей семье, как тяжело и сложно подчас расставаться с активной деятельностью, о чём сейчас Дмитрий Анатольевич говорил. Я помню, как у меня папа, отец мой, он мастером на заводе работал, и, в общем, работа такая, не с компьютером, хотя я с уважением отношусь к современным технологиям. И он работал до 75 лет почти. Я как-то пришёл к нему на завод: шум, гам, железо кругом какое-то. Не могу сказать, что там какая-то производственно-технологическая дисциплина и культура соблюдались. Я говорю: «Пап, зачем тебе?» Он говорит: «Ладно, отстань». Я даже не понимал, он не может оторваться, понимаете. Конечно, денег было мало, но дело не в деньгах даже, он не мог оторваться.

Поэтому я думаю, что вот то, что Галина Александровна предложила, всё-таки нам нужно подумать будет с вами, поручить коллегам, чтобы подумали над какой-то гибкой системой, в том числе и заинтересованности работодателей.

Г.САВИНА: Совершенно верно, Владимир Владимирович, вот об этом я хотела сказать.

В.ПУТИН: Мы подумаем об этом.

И.ЖУКОВ: Вы просто во время выборной кампании разочек скажете.

Д.МЕДВЕДЕВ: Иван Федосеевич, так вот уже сказали. Более того, открою Вам тайну…

И.ЖУКОВ: А это будет по всей России?

Д.МЕДВЕДЕВ: Да не просто будет – это уже по всей России, это в прямом эфире. Всё, что вы говорите, сейчас разносится, и кто не знал, тех предупреждаю.

В.ПУТИН: Я не знал. (Смех.)

Д.МЕДВЕДЕВ: Это идёт в прямом эфире. Вот все, кто вас знает, кто включил канал «Вести-24», это всё видит.

В.ПУТИН: Предупреждать надо, Дмитрий Анатольевич. (Смеех.)

Г.САВИНА: Кстати, Дмитрий Анатольевич, насчёт каналов. Почему в Мурманске смотрят пенсионеры «Спорт», а я в Вологде не смотрю «Спорт», у меня нет этого канала, а я болельщик страшный хоккея, футбола, биатлона и прочих. Не смотрю «Спорт», у меня его нет.

В.ПУТИН: Вы биатлоном занимались?

Д.МЕДВЕДЕВ: Нет, просто нравится биатлон.
Биатлон, кстати, один из самых популярных, красивых видов, за который болеют обычно даже те, кто не катался. Мы разберёмся с Позгалёвым, почему он не показывает там «Спорт».

Г.САВИНА: Почему нет в Вологде канала «Спорт»? Тем более к Олимпиаде, Владимир Владимирович, чтобы каждая бабушка смотрела «Спорт».

Д.МЕДВЕДЕВ: У нас через три года будет вообще новое телевидение, которое сейчас уже у нас заложено даже в бюджет. И через несколько лет каждая российская семья, подчёркиваю, каждая, не те, кто там чего-то купил, а вот каждая российская семья будет иметь возможность смотреть 10, а чуть позже 20 каналов. Там и спорт будет, и не спорт, в общем, всё, что необходимо.

Г.САВИНА: А нас заставляют покупать тарелочку за 9 тысяч.

Д.МЕДВЕДЕВ: Сейчас да, ещё тарелочка.

В.ПУТИН: Нет, Галина Александровна здесь права, заставляют закупать. Это неправильно. Дмитрий Анатольевич сказал, мы обязательно доведём это до конца, нужно проконтролировать, и мы это сделаем, чтобы бесплатно этот сигнал доходил до всех регионов. Вот эти вещи должны смотреть бесплатно.

Д.МЕДВЕДЕВ: Бесплатные каналы должны приниматься. У нас есть, например, такой канал, как «Россия-2», он как раз посвящён спортивной тематике. Это бесплатный канал, должен везде приниматься. Надо, кстати, проверить, почему его нет в Вологде. Дело даже не в том, какие программы показывают, а просто ещё что в сетку входит. Ладно, спасибо, посмотрим.

П.РЕШЕТНИКОВА: Когда я закончила Кудымкарское педагогическое училище, я проработала воспитателем в детском саду на Урале, в Киргизии, а сейчас в данный момент я живу в посёлке Орша Тверской области. Когда мы приехали на Оршу, посёлок мне очень понравился, там работало торфопредприятие по добыче торфа, жизнь текла там, била ключом: детский сад, ясли, больница, школа и музыкальная школа – всё это функционировало. В данный момент ясли не работают, потому что здание пришло в негодность, отремонтировать не могут. Школа работает, больница работает, но, во всяком случае, когда мы приехали на Оршу, в больнице и рентген-кабинет работал, хирург был, гинеколог был, и зубной врач, и педиатр. В общем, почти все специалисты были. В данный момент у нас зубной врач работает и два врача общей практики, которые принимают и детей (педиатра нет), и взрослых. Очереди громадные! Там по полдня ждут в очереди, для того чтобы выписать рецепт.

Д.МЕДВЕДЕВ: Правду рассказываете. Чего волноваться? Всё хорошо.

П.РЕШЕТНИКОВА: У нас пенсионеров тоже очень много на посёлке. И конечно, им нужен и кардиолог, и невропатолог, и другие врачи. Но если нет возможности, чтобы принять в больницу таких специалистов, может быть, организовать передвижные какие-нибудь больницы, чтобы приезжали определённые специалисты, о которых бы заранее сообщали, что приедут на такое-то время. Рентген уже приезжал у нас несколько раз. Но в больнице медиков, видимо, не хватает. Этот посёлок находится в 30 километрах от города Твери. И вы знаете, у нас «скорая помощь», допустим, работает – сейчас несколько дней местная «скорая» выезжает на вызов. Конечно, вывешивают на магазинах такие списочки, некоторые «скорые» нужно вызывать из города. А когда она 30 километров, сколько времени она проедет, а всё-таки всякие случаи бывают.

Конечно, жалко наших работников больницы, что им очень тяжело работать, не хватает, может быть, им и смены, больше приходится работать.

На то, что лекарства очень дорогие, надо бы обратить внимание. Чтобы обеспечивали лекарством, которое подешевле, чтобы оно не было хуже зарубежного.

РЕПЛИКА: И качество, соответственно.

П.РЕШЕТНИКОВА: Пенсии, конечно, не очень большие, поэтому трудно обеспечивать себя лекарствами.
Владимир Владимирович, когда у нас это будет, вообще наступят лучшие времена по этому поводу?

В.ПУТИН: Я всё помечал, пока Вы говорили, ключевые вещи. Полина Давыдовна, я сейчас не буду говорить, как это всё происходило, в какие сроки, какими этапами. Мы, вы знаете, провели большую работу в рамках нацпроекта «Здоровье». Дмитрий Анатольевич этим в своё время ещё в Правительстве занимался, когда работал заместителем Председателя Правительства. И там мы уделяли основное внимание, главное внимание первичному звену здравоохранения.

Я совсем недавно встречался с интеллигенцией сельской, в том числе и с врачами, мы об этом говорили (не знаю, вы смогли это видеть по телевизору или нет, показывали), и что я заметил. Там даже, куда мы средства направили…

П.РЕШЕТНИКОВА: Они туда не доходят.

В.ПУТИН: Они дошли, но эти учреждения не поддерживают в нужном состоянии. Мы исходили из чего? Что мы деньги туда дадим, в нормальное состояние приведём первичное звено, и муниципалитеты регионов будут их поддерживать в таком же состоянии. К сожалению, этого не происходит. Но это отдельная тема. Это наша ответственность, мы будем заниматься: и Правительство, и Президент будет заниматься этим. Тем не менее, несмотря на то что происходит то, что мы видим, мы приняли решение провести ещё одну программу модернизации здравоохранения. За два года, и главным образом, это опять муниципальное, региональное здравоохранение, за два года направим туда очень солидные деньги – 460 миллиардов рублей.

Значительные средства пойдут и на Тверскую область, в том числе и по посёлкам, по деревням. Будем сохранять и приводить в должное состояние так называемые ФАПы (фельдшерско-акушерские пункты). В общей сложности где-то 2 тысячи; полторы тысячи примерно построим новых и для решения вопросов, связанных с сосудистыми заболеваниями, прежде всего это инфаркты миокарда, самые распространённые, инсульты и травмы. Вот по этим двум направлениям, на эти ФАПы обратим особое внимание. На оборудование соответствующее, именно на оборудование будут направляться деньги. Изменяются стандарты оказания помощи, то есть, скажем, укол поставить, условно говоря, стоило 100 рублей, а будет укол поставить 250 рублей. Но это не граждане будут платить, а государство. Таким образом, должна вырасти и заработная плата медицинского персонала.

И ещё создадим 400 межрегиональных лечебных заведений. Там как раз, главным образом, будут лечить травмы и сосудистые заболевания. Надеюсь, что и в Тверской области появятся такие учреждения. Мы сейчас обсуждали, к сожалению, так скажем, всё-таки ниже среднего ситуация по стране в целом. Даже не надеюсь – уверен, и в Тверской области люди почувствуют улучшение.

Теперь что касается лекарственного обеспечения. У нас два способа обеспечения населения льготными лекарствами: по федеральному каналу и по региональному. По региональному в этом году мы направили на эти цели более 19 миллиардов, а по федеральному – тоже два направления. Первое, общее льготирование, где-то 46 миллиардов Федерация выделяет на федеральных льготников. И по особо тяжёлым заболеваниям – это онкологические и прочие – 47 миллиардов мы направили. Здесь нам нужно с Дмитрием Анатольевичем поговорить, посоветоваться, наверное, в следующем году надо с Минфином поговорить, может быть, помочь, дополнительно помочь регионам на то, чтобы регионы в более полном масштабе смогли обеспечить свою региональную часть, с тем чтобы до людей эти лекарства доходили в нужном объёме и по приемлемым ценам.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я буквально два слова только добавлю в отношении того, что лекарства дорогие. Они, к сожалению, действительно дорогие, особенно, когда речь идёт об импортных лекарствах. Но, помимо тех программ, о которых Владимир Владимирович сказал (конечно, мы их будем развивать и поддерживать, и дополнительные деньги будем давать, несмотря на то что бюджет, в общем, всегда это очень сложная штука, и деньги трудно новые находить), очень важно заниматься созданием собственных производств, модернизировать старые предприятия, чтобы выпускались отечественные препараты, которые в любом случае будут несколько дешевле иностранных. Но не абы какие. Они должны быть качественные, и они должны быть аналогами, они должны быть составлены по той же медицинской формуле. Врачи иногда используют такой термин, как «дженерик» – лекарства, которые на самом деле имеют тот же самый эффект, но в силу разных причин, включая лицензию, место производства, они дешевле. И вот это стратегический курс. И, кстати, это в рамках тех процессов по модернизации экономики и производства, которым мы занимаемся.

В.ПУТИН: Абсолютно точно.
У нас принята Федеральная целевая программа, которая называется «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности». Она начинает работать в ближайшее время, до 2020 года рассчитана, мы туда планируем выделить 150 миллиардов рублей.

Д.МЕДВЕДЕВ: И я могу вам сказать: просто я в силу специальной озабоченности модернизацией нашего производства и экономики в целом за последние годы довольно много посетил новых предприятий, вы знаете, их только в этом году, средних и крупных, наверное, несколько десятков введено. Страна просто очень большая, и потребность в лекарствах большая, но новые производства создаются. И знаете, что ещё особенно хорошо? Они ведут исследования в области новых лекарств, и даже возвращаются ребята, которые уехали в 90-е годы за границу, чтобы там деньги зарабатывать, толковые, умные специалисты, и создают лекарства по новым формулам. Это очень трудоёмкий процесс, но он позволяет спасти тысячи, миллионы жизней, потому что каждый новый препарат, не модернизация старой формулы – как ни говори, аспирин, не аспирин, это всё равно ацетилсалициловая кислота, – а принципиально новые препараты. Это десятки, сотни тысяч спасённых жизней, и это очень дорогостоящий процесс, но у нас сейчас и на это есть деньги.
Пожалуйста.

А.МАГОМЕДОВ: Дмитрий Анатольевич, Владимир Владимирович, родился я в семье сельского учителя, который позже приехал в город Махачкалу. Первоначально наша семья снимала квартиру в небольшом частном дворе города Махачкалы, где помимо нас жили ещё восемь семей. Я, конечно, пятилетним приехал из селения в город, первоначально русский язык не понимал – все говорили на непонятном языке. Мне показалось тогда, что дома разговаривали на лакском языке, а в городе, во всём мире – на русском языке. Когда разобрались, когда я стал в школу ходить, и давали задания ребятишкам рассказать о семье, о своём районе, о своей национальности, традициях, обычаях, нравах собственного народа, вот тогда мы узнавали, оказывается, рядом жили в этом дворе азербайджанцы – две семьи, грузины, аварцы, кумыки и лакцы. Но ребятишек было в каждой семье, наверное, не меньше, чем у нас, нас было три брата и четыре сестры. Если брать для этих ребятишек и строить какую-то школу, наверное, и мест не хватило бы, их было очень много. Кроме того, в соседнем дворе, мы потом узнали, жили чеченцы, кабардинцы, другие национальности нашей республики, но никогда не возникало проблем, кто ты по национальности, на каком языке ты разговариваешь. Все мы разговаривали только на русском языке, только на русском языке мы понимали друг друга.

Кстати, я хочу сказать для собравшихся, наверное, Махачкала единственный город в России, где построен, поставлен памятник русской женщине – учительнице. Это не памятник, собственно говоря, это целый мемориальный комплекс, рассказывающий об истории наших первых учителей из России. Туда очень часто школы со всей республики приезжают, и гости, которые приезжают в Махачкалу, обязательно посещают этот мемориальный комплекс.

Никогда не возникал вопрос: кто ты по национальности? Более того, у наших отцов, у наших дедушек бывали кунаки из разных районов, городов, и не только республики, но и соседних республик. И дети гордились: вот к отцу приехали из Чечни, к отцу приехали кунаки из Кабарды. Они приезжали на свадьбы, они приезжали на праздники, по другим, трагическим случаям, и мы все этим гордились. Гордился весь Дагестан.

Дело в том, что авторитету Дагестана в тот период, когда я был юношей, способствовал и авторитет нашего незабвенного Расула Гамзатова, его крепкая дружба с такими именитыми корифеями поэзии, писателями, как Мустай Карим, Кайсын Кулиев, Чингиз Айтматов и многие-многие другие. В республике постоянно бывали большие, представительные делегации молодёжи, я хочу подчеркнуть, именно молодёжи, они приезжали, устраивали вечера, поэтические вечера. Но в последнее время всё это куда-то уходит. Мы не должны забывать, что на пути, преградой фашистским захватчикам в 40-х годах стали именно дружба, единство помыслов советского народа. И вот с развалом, к сожалению, Советского Союза, я прямо скажу, некоторые нерадивые, неопытные руководители, национальные элиты малочисленных народов, к сожалению, национальную карту разыгрывали, подчас выдавая за национальные интересы, но маскируя под это свои какие-то групповые эгоистические интересы, всё это нанесло огромный ущерб дружбе, братству на идеях социалистического интернационализма. Мы сейчас как будто стесняемся об этом говорить, а мне кажется, наоборот, сейчас нужно акцентировать на этом внимание.

Вы знаете, в республике у нас дважды побывал Владимир Владимирович, и на площади, главной площади нашей столицы, огромное панно, где портрет Владимира Владимировича и слова: «Когда я видел, как дагестанцы защищают Дагестан и Россию, я полюбил их ещё больше».

Но я должен сказать, Владимир Владимирович, к сожалению, вот эти качества начинают потихонечку теряться. Почему? Потому что ограничен призыв почему-то в Вооружённые Силы. А ведь армия – это школа мужества, патриотизма, где вырабатывается у молодого человека воля, воля подчинить себя воле командира, учитывать интересы не только собственные, но и всего коллектива. Это та настоящая школа патриотизма. Но, к сожалению, дагестанская молодёжь ограниченно призывается. Не только дагестанская молодёжь, я говорю обо всех северокавказских республиках. А ведь на Кавказе не всякая девочка пойдёт за того, кто не служил. Это всегда было так: служил или не служил, заложены качества защитника Родины, Отечества, семьи или не заложены, или ты по болезни почему-то там не служил. Если по болезни не служил, это тоже причина призадуматься. Я бы хотел и на это обратить серьёзное внимание.

Вы знаете, в последние годы, здесь Иван Федосеевич сказал, за десять лет многое сделано. Да, с колен поднята Россия, и сегодня мы на равных идём, оказываем влияние соответствующей великой державой на мировой арене. Всё это хорошо. Но, наверное, не отброшены те задачи, которые, в общем-то, «холодная война» ставила перед собой, извне разрушить, подорвать единство народов, расчленить. Поэтому те события, которые происходят и в Дагестане, и в Чечне, вообще на Кавказе, те теракты, которые выдаются, ваххабизм и так далее, мы в это не верим. Там нет никакой религиозной, идеологической подоплёки. Есть просто посягательство на государственных чиновников, есть запугивание народа, есть попытки подорвать веру, посеять недовольство между центром и регионом. Наверное, всё это не без участия тех людей, кто стоит за событиями в Афганистане, тех людей, кто стоит за событиями в Ираке, в Северной Африке, Ливии, Сирии. Наверное, не без их участия.

Дмитрий Анатольевич, я бы хотел, чтобы Вы как Президент, как гарант содействовали тому, чтобы была выработана государственная программа интернационального, патриотического воспитания. Ведь мы все разные, страна у нас большая, свои нравы, свои традиции, обычаи. Иные средства массовой информации и сегодня пытаются какие-то бытовые, какие-то уголовные события выдавать и приписывать им национальную окраску. Ведь ничего общего не имеет! Мы себя считаем цивилизованным европейским народом, много учёных, много талантливых деятелей государства, науки, культуры. Но почему-то иногда приписывается. Не говорят: преступники из Воронежа, с Дальнего востока, но говорят «кавказское лицо», «лицо кавказской национальности» и так далее. Иногда это очень обижает, потому что мы все – я лично, моё поколение, и не только моё, но и те, которое помоложе, – мы все воспитаны в духе единства нашего государства, в духе единого пространства, и мы сегодня не мыслим себя по-другому, и перспектив таких здравомыслящий человек не может себе представить. Поэтому хотелось бы, чтобы министерства культуры, образования, спорта, молодёжи, все, кто имеет отношение к молодому поколению людей, имели чёткие государственные ориентиры в воспитании подрастающего поколения.

Я уверен, если будет единая воля, единые помыслы, единые порывы российских народов, нам все задачи по плечу. Мы многое сделали, мы выпрямились. Знаете, вот о пенсионном обеспечении мы здесь говорим. Сегодня нет человека, который за чертой бедности проживает, об этом и сказали, но это уже хорошо. Но не всё сразу, наверное, делается, и не все можем, и не всё сразу может отец своей семье обеспечить, детям, наверное, потихонечку, какие-то ступени. Но я верю.

Я передаю Вам пожелание дагестанских пенсионеров, людей старшего поколения, тех, с кем я общаюсь постоянно, с кем мы делимся, но вот такое переживание, оставить своим детям, оставить своим внукам такое нехорошее зерно, посеянное чужими руками, ну не хотелось бы. Мы Вас просим принять соответствующие какие-то меры, что мы по-прежнему могли с удовольствием развивать институт куначества, ездить в соседние республики, области, края, чтобы проводились Дни культуры Дагестана в Орловской области, скажем, или в другом каком-нибудь субъекте, или, наоборот, в Дагестане. Я желаю Вам удачи.

Г.ГАМЗАТОВ: Разрешите, Дмитрий Анатольевич, несколько слов по этому же вопросу?

Д.МЕДВЕДЕВ: Пожалуйста.

Г.ГАМЗАТОВ: Я председатель Фонда Расула Гамзатова, который был неистовым борцом за мир и согласие между людьми. Кстати сказать, его стихи по поручению президиума Фонда я хотел вам обоим по одному тому подарить.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Г.ГАМЗАТОВ: Это самый последний сборник, который начинается как раз с молитвы людям о том, чтобы люди берегли мир, поскольку только в условиях мира человек и человеческое общество может созидать. Это был один из первых великих писателей, который в своих стихах – начиная с «Журавлей» из цикла о Хиросиме – сумел обратить внимание людей на то, что в войне победителей не бывает, бывают выжившие среди руин и могил своих близких.

Поэтому у меня есть просьба к Владимиру Владимировичу оказать содействие в ускоренном рассмотрении ходатайства нашего Президента Республики Дагестан об установлении памятника Расулу Гамзатову в Москве за счёт средств Фонда Расула Гамзатова без привлечения средств бюджета. Это стало бы ещё одним свидетельством торжества национальной политики нашего государства, очередным шагом в формировании единой культурной среды для наших народов, очередным шагом в становлении единой российской нации, способной защитить свою страну и способной обеспечить её гармоничное социально-экономическое и общественно-политическое развитие. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.
Давайте мы тоже несколько слов скажем, потому что и Абдурахман Курбанович, и Гамзат Магомедович затронули исключительно сложную и важную тему, о которой мы не должны стесняться говорить. Я сейчас какие-то слова скажу, потом, наверное, Владимир Владимирович тоже что-то скажет. А потом, я прошу у вас прощения, потому что мне нужно идти на мероприятие. Здесь уже собралось большое тоже количество людей. Но мы перед этим обязательно с вами должны будем как минимум сфотографироваться.
Спасибо за подарок.

Каждый из нас имеет свои представления о том, как должна быть устроена страна. Я когда в школе учился, это было, в общем, с одной стороны, давным-давно, а с другой стороны, относительно недавно, тем более что присутствующие здесь всё-таки старше меня по возрасту, тем не менее мне и в страшном сне не могло присниться то, что, к сожалению, стало происходить после распада Советского Союза. И не потому, что у меня были какие-то избыточные иллюзии, что вот всё так благостно и хорошо. Это просто невозможно было себе представить. Это первое.

Второе. Знаете, мы очень часто критикуем, например, какие-то прежние порядки. Делают это все: и молодёжь делает, и люди среднего и старшего возраста. Но есть неоспоримые ценности, которые, как мне кажется, должны иметь вневременной характер. В нашей стране создавалась единая общность – советский народ. Кто-то с воодушевлением об этом говорил, кто-то подтрунивал, но тем не менее эта модель работала, мы все дружили, общались. Это абсолютная правильная установка. Она не имеет какой-то идеологической окрашенности сейчас, но какая разница, в конце концов, под какими флагами в этом случае происходило объединение. Это имеет значение, но всё-таки преходящее. Самое главное, что это был способ выживания огромного народа, жившего и живущего на пространстве нашей большой страны. К сожалению, в силу известных причин эта модель потерпела крах. Это самое печальное, что можно себе представить, потому что в мире есть примеры абсолютно блестящего воплощения в жизнь идеи о создании единого народа – при сохранении, конечно, национально-культурной идентичности, когда есть разные языки, разные веры. Это нормально.

К чему я это всё говорю? Нам, мне кажется, не нужно стесняться возвращать те идеи, которые будут носить объединительный характер. Да, мы разные, но в то же время у нас общие ценности и у нас единое желание жить в большом государстве.

Вот Абдурахман Курбанович сказал по поводу национальных элит – разных, кстати, национальных элит, я подчёркиваю, и больших наций, и малых наций, которые в какой-то момент начали раздувать этот пожар, эту карту разыгрывать. Но это ошибочное представление, потому что из этого никогда не получается совершенного государства, но всегда получается гражданская война, вот всегда получается. И ХХ век, о котором мы говорили, к сожалению, был богат на такие события. Очень важно, чтобы эта зараза не перебралась в век ХХI.

Вы упомянули Дни культуры –кстати, абсолютно правильная тема. Куда бы я ни приезжал, где бы я ни находился, в каком бы населённом пункте, особенно когда я приезжаю на Северный Кавказ, мне говорят: «Ну, слушайте, раньше к нам приезжали театры, коллективы, а сейчас ездить перестали. И мы ездили с концертами, а сейчас ездить перестали». Это обязательно нужно возродить, и поручения я уже давал. И, кстати, несколько раз, когда был у вас, в Дагестане, общался с вашим руководителем на эту тему и потом здесь давал поручение Министерству культуры на это нельзя жалеть деньги, нужно доплачивать коллективам, которые приезжают и пропагандируют наш общий набор ценностей, наши общие культурные устои.

И ещё одна очень тяжёлая тема, связанная с тем, как устроена сегодня жизнь. К сожалению, очень много штампов существует, а на самом деле мировой опыт показывает, что наиболее страшные преступления совершаются людьми, у которых нет идентичности национальной. Достаточно посмотреть на последние события: большинство терактов совершалось не на национальной почве и даже зачастую не на религиозной, хотя это часто маскируется под религиозные всякого рода подходы. В основном это всё делается за деньги или в таком полузомбированном состоянии, в которое, к сожалению, иногда погружают людей, отправляемых на эти тягчайшие преступления. Так вот у террористов нет национальности, даже если посмотреть на события в нашей стране, разные люди совершают теракты. Это означает, что это системная проблема, а не проблема одного народа, одной национальности или одного субъекта Федерации.

И, наконец, самое последнее. Конечно, мы будем отвечать жёстко на такого рода вылазки, здесь ни у кого сомнений быть не может. В то же время мы должны смотреть в будущее, а будущее заключается именно в реализации той идеи, о которой я сказал. Нет другой идеи, которая может объединить в составе самой большой на территории планеты страны 180 языков, 180 народностей, которые говорят на своих языках, нет другой идеи, только идея совместного проживания и уважения друг к другу, а это и есть общий народ – народ Российской Федерации. Для этого нужно создавать предпосылки. Какие? Нужно, чтобы этими вопросами занимались профессионально, здесь я Вас абсолютно поддерживаю, и на уровне университетов, и на уровне школ, что сверхважно, потому что в школе начинается, и самые общие знания даются, и в то же время самые иногда вредные привычки прививаются, и мы знаем, что это в 90-е годы происходило.

В университете, в учреждениях культуры и на уровне руководства страной тоже нужно, чтобы обязательно были структуры, по-настоящему озабоченные этой темой. Откровенно говоря, у нас с этим есть некоторые проблемы, потому что тема национального развития, она отчасти размазана между различными министерствами и ведомствами. Я не уверен, что нам нужно обязательно создавать министерство национальности, хотя, вы знаете, оно у нас было в какой-то период, но в любом случае должна быть структура, которая по-настоящему отвечает за формирование национальной политики и воплощение её в жизнь. Я надеюсь, что мы в ближайшее время к этому подойдём.

В.ПУТИН: Абдурахман Курбанович упомянул об экстремистах, они ведь выдают свою деятельность как защиту ислама. Но истинными защитниками ислама являются те религиозные деятели, которые, защищая традиционные ценности народов России, гибнут от рук этих преступников. Россия всегда на международной арене выступала как последовательный защитник исламского мира и союзник исламского мира. Экстремисты, пытаясь разрушить Россию, лишают исламский мир этой поддержки, и в этом смысле они не что иное, как агенты врагов исламского мира.

РЕПЛИКА: Совершенно верно.

В.ПУТИН: Вот это первое, что я хотел сказать.
Второе. Я Вам благодарен за подарок. Я был знаком лично с Расулом Гамзатовым, могу подтвердить, это просто замечательный человек, пример для подражания не только для Дагестана, но и для всех народов России. И поэтому его памятник в Москве, безусловно, будет уместен. Это человек, которого можно действительно назвать россиянином, великим гражданином России.

Спасибо Вам за подарок. Его слова прямо с первой фразы как будто обращены ко всем нам сегодня:
Слышна мольба:
«Меня и остальных
Спаси, судьба, от помыслов дурных.
Возвысь мой дух, в надежде не покинь
И ниспошли мне мужество!
Аминь!..»
(Аплодисменты.)

Д.МЕДВЕДЕВ: Дорогие друзья, уважаемые представители самого зрелого нашего поколения! Хотя каждый человек, даже будучи школьником, и это абсолютно нормальный подход, должен думать о том, как он будет жить в зрелом возрасте. Я хочу вас поблагодарить за то, что вы пришли сегодня сюда, в Кремль, рассказали нам о своих проблемах, поделились своими заботами, а самое главное – показали, что в любом возрасте человек должен иметь внутренний стержень. Если он у него есть, даже если человек приболел, даже если у него возраст уже такой серьёзный, – это счастливый человек. Мне бы очень хотелось, чтобы все наши пенсионеры были такими, как сегодня пришли сюда вы: людьми весёлыми, жизнерадостными и очень активными. А мы постараемся сделать всё, чтобы для вас такая жизнь была гармоничной и чтобы вы себя чувствовали в нашем государстве по-человечески, нормально. Для этого работают все структуры власти, и, конечно, мы будем работать вместе с Владимиром Владимировичем для достижения этих целей.

И.БАТИЩЕВ: Большое вам спасибо за то, что мы понимаем друг друга и знаем, как выходить из создавшейся ситуации. Спасибо.
Ray ban adidas Puma Scarpe Scarpe nike air max scarpe asics nike air force Saucony polo camicie Polo Ralph Lauren scarpe Nike Cappelli
      Rambler's Top100   Яндекс цитирования    mpress Яндекс.Метрика