ТЕМЫ
ОБРАЗОВАНИЕ
«У нас учиться трудно»
Млсковские новости, 13.02.2012

Лицей №1502 при Московском энергетическом институте (МЭИ) в рейтинге лучших школ Москвы занял десятое место. О том, зачем в школе с технической специализацией нужно углубленное изучение иностранных языков, как бороться с курением и почему потребители образовательных услуг охотно вспоминают о правах, но не думают об обязанностях, «МН» рассказал директор лицея, заслуженный учитель России Владимир ЧУДОВ.

- Лицей №1502 создавался как школа с технической специализацией, однако сейчас в ней есть классы совершенно разной направленности.

- Наш лицей был организован как школа для старшеклассников в 1989 году. Документы по школе готовил государственный комитет по образованию, а мы должны были составить учебный план, переориентировать его на техническое образование. Школа получалась жесткой, физики много, математики много, вот иностранный язык - три часа, физкультуры три часа. Вроде все сцементировали. Годика через два встал вопрос о «гуманитаризации» образования. Решили дать побольше гуманитарных дисциплин, ввести углубленное изучение иностранного языка. В прошлом году сделали класс изучения двух языков – английского и немецкого. Еще классы экологический, экономический. Чем наша школа отличается, так это тем, что у нас неплохо преподают все дисциплины, в том числе и русский язык. Тому подтверждение – очень хорошая сдача ЕГЭ. У нас по русскому языку средний балл по ЕГЭ где-то 78 баллов. Если на пятибалльную систему переводить, то средний балл выше пятерки. Математика, физика поменьше, но тоже очень хорошо. Физику прекрасно сдавали: из 221 лицеиста физику сдавало 193 человека. Хотя для многих проблема поступления в технический вуз уже была решена через успехи на олимпиаде. Достаточно было сдать математику и русский язык.

– Ваш лицей – один из лидеров по результатам сдачи ЕГЭ, а ведь еще несколько лет назад вы к этой процедуре относились, скажем так, очень настороженно. Изменили свое мнение?

- Нет, не изменил. Мы научились сдавать ЕГЭ, приспособились. Понимаете, ребенок чувствует, что ему надо сдать ЕГЭ, ему надо еще навалиться, еще и еще. Родители подхватывают эту идею. Доходит до такого, что вполне благополучный ребенок из вполне благополучной семьи для того, чтобы поступить в Высшую школу экономики, имел 7 репетиторов и индивидуальный график занятий. То есть у него по русскому языку был репетитор для сдачи олимпиады и репетитор по русскому языку для сдачи ЕГЭ. Он набрал какие-то сумасшедшие баллы, но это год такого напряженнейшего труда. Ребенок – раб. Конечно, бывают более стандартные ситуации. Дети понимают, что сейчас вот они преодолеют барьер ЕГЭ и перед ними, действительно, откроются широкие возможности. Хорошо это? Наверно, скорее хорошо, чем плохо. Что мне не нравится в ЕГЭ? Откровенно говоря, когда я смогу убедиться, что по всей стране ЕГЭ идет честно, хотя бы с гарантией на 99 процентов, я скажу, что, наверное, все нормально.

– Если говорить с выпускниками вашей школы, практически все повторяют одну фразу: «здесь относятся к ученикам по-взрослому»…

- В первые годы, знаете, что вызвало самое большое удивление учеников. К ним обращались на «вы». Здесь нет постоянной долбежки - дневник и прочее. Хотя, честно говоря, так его не хватает. Мы сейчас разрабатываем хорошую модель электронного журнала, который позволит более четко контролировать всю ситуацию. Плюс у ребенка есть право выбора. Выбор профессиональной деятельности, выбор темы для выступления на конференции. Есть и другие возможности, например, когда ученик выходит на преподавателя в режиме индивидуальной деятельности. Все это приподнимает его в своих глазах, и он справедливо полагает, что здесь он более весом, чем в школе.

- Успешный ученик – кто это?

- В моем понимании, это значит мотивированный. Самое дорогое для меня это мотивация ребенка в обучении. Второй момент – это способности ребенка, его возможности. У нас сейчас провал, как мне кажется, с 5-го по 8-й классы, приходят дети с большими пробелами в знаниях. Им лицейскую программу не поднять, физических сил не хватит.

- Поясните, что вы понимаете под мотивацией?

- Вообще мотивация – это стремление занять какое-то определенное место в жизни. Что касается мотивации для учебы в лицее, то, это желание получить хорошее образование и в техническом вузе, и в гуманитарном. Мы не разделяем эти направления. Мне, кстати, в школьном Уставе постоянно вычеркивают фразу «...и углубленное изучение гуманитарных дисциплин». Считают, что школа ориентирована на техническое образование, ну, пусть и занимаются физикой, математикой. В крайнем случае, допускают иностранный язык с физкультурой. Все остальное должно быть на уровне «ля-ля, тополя».

Мотивация ребенка с чем связана? Первое: «Я поставил перед собой цель». Второе: «Я поставил перед собой еще одну, более простую, цель: я хочу поступить в лицей». Он спокойно учится в своей школе. Его там все знают, у него там все нормально. А для поступления надо готовиться, сдавать экзамены, выдержать конкурс. Чтобы принять решение поступить в лицей, он должен совершить свой внутренний подвиг. Это очень здорово детей цементирует, но, правда, потом скажется положительно. Когда он сам это заработал, он начинает это ценить. А дальше, лицей должен развить ребенка в том направлении, которое для него наиболее интересно.

- Создается такое впечатление, что в лицее довольно строгие порядки.

- Каждый год мы принимаем триста детей, все очень боевого возраста. Это девятиклассники и десятиклассники. Триста! Никаких характеристик у нас на них, безусловно, нет. Чтобы к нам поступить, они должны преодолеть определенный интеллектуальный барьер - сдать экзамены. Дальше наша задача их объединить и объяснить им, как-то внушить, что есть определенные законы в этой школе. Особенно у нас не приветствуется подавление личности, насилие над ней. О драках мы не говорим, хотя эпизодически взрывается что-то. Алкоголь, курение... С курением крайне тяжело бороться, тем более, когда родители заявляют: «А что, я сам курю». Могу рассказать, какой садистский способ мы придумали в этой борьбе. Рассказать? Фантастика.

– Расскажите.

- Надоело бегать за учениками - это очень унизительно. Взяли за правило: пассивное курение равно активному курению. Если вы стоите в кружке, и один из вас курит, то вы все одинаково виноваты. Абсолютно одинаково. Попались на этом - пассивно или активно, не имеет значения, - ваши родители должны отдежурить в школе. Причем, это решение принимается на родительском собрании на ура. Конечно, мы не мучаем родителей до бесконечности, походят денька два-три. Некоторые начинают после этого понимать, как все в школе устроено, помогают. Здесь ведь еще какая ситуация. Если раньше у родителей было больше уважения и доверия к школе, то сейчас мы постоянно обсуждаем права обучающегося-потребителя и права родителя, который является заказчиком. То есть обучение в школе становится услугой.

- Не обидно?

- Ну что обижаться?! Глупо это. Образовательная услуга равна услуге, которую вы получаете в ресторане? Бесспорно, нет. Образовательная услуга пройдет в любой школе, если потребитель, то есть, ребенок, хочет и может принять эту услугу. Странно, если бы вы пришли в ресторан и отказывались есть: «Это не буду и это не буду». А тут ребенок приходит и говорит: «А зачем мне это? Я лучше в волейбол, футбол поиграю». То же самое с родителями. Это ставит школу в уничижительное положение. Плюс к этому мы постоянно говорим о правах. Это хорошо и правильно, особенно там, где эти права нарушаются. Но мы никогда не говорим про обязанности. Я не великий знаток юриспруденции, тем более на таком высоком уровне, как Конституция. Но я абсолютно уверен, что число прав должно соответствовать числу обязанностей. Сейчас, если послушать, нарушаются только права. И родители к этому привыкли. Раньше легче было с ними договориться. Я предлагаю, давайте будем по одну сторону баррикад. Нет цели у меня унизить вашего ребенка, но он должен уяснить, что ему пора уже здесь в лицее начать работать, что он должен соответствовать лицею. А в ответ: «Нет, это посягательство на его права, такой он у нас есть, такой он у нас и останется». А у него в текущих оценках половина отрицательных отметок. Если мы предоставляем столько прав для получения элитарного образования, мы должны от определенного контингента детей требовать и выполнения обязанностей. Не в смысле «не годишься, пошел вон», нет, но мы должны видеть, что человек идет нам навстречу.

– Выгонять приходится?

- Выгонять нет, но предлагаем уйти. В год, наверное, человек 20 лицей покидает.

– По каким причинам?

- Не могут потянуть. Как правило, из-за лени. Жутчайшей лени. Некоторые ученики начинают постепенно деградировать. Они считают, что учась в лицее на двойки, они все равно учатся лучше, чем в их предыдущей школе. Ничего подобного. Родители в конечном итоге понимают и добровольно переводят ребят.

– Вы воспитываете будущих инженеров. На ваш взгляд, насколько это нужно?

- Нужен ли инженер? Категорически да! Не будет инженеров, будем качать нефть. Инвестиции в страну идут, что-то мы строим, что-то иностранцы строят. И кругом нужны нормальные инженеры. Есть еще один вопрос, который меня очень смущает. Я вижу существенную разницу между вузовским образованием и школьным. Если в Москве школьное образование подтянули, есть финансирование, то вузы загнали просто. Знаете, сколько получает профессор? Я профессор, в МЭИ на полставки, получаю 7 тысяч. Нормальный профессор, правда, имеет какие-то надбавки, гранты. Но он должен эти гранты бегать, выбивать. К чему все это приведет? Наши дети, которые могли стать блестящими профессорами, ими не стали. У нас есть среди выпускников те, кто пошел в науку, заведуют кафедрами, но их могло быть намного больше. В сотни раз больше. Только зачем им оставаться на такой унизительной должности? Тогда становится резонным вопрос: «А нам нужно инженерное образование?» Может, и нет, если страна так к нему относится.

– Потом будем завозить инженеров, как после революции?

- А вот это вам не удастся, потому что на Западе у самих дефицит. Вы думаете, немцы создают такие условия совместной работы ради любви к России или отдают долги за Великую Отечественную. А что творится в Америке? Им нужны инженеры, причем, желательно российского склада ума.

-Вы 22 года работаете в школе. Сегодняшнее поколение детей отличается от предыдущих? Мотивацией, способностью планировать свое будущее?

- Сложный вопрос. Хотя за этими словами должна стоять серьезная статистика, все же, мне кажется, сегодня в школу поступают дети более слабые, более размягченные и в плане здоровья, и в плане мотивации. Но они четче знают цель. В конечном итоге, где-то там впереди, у них вершины, к которым они, может быть, будут очень долго ползти. Раньше, какие задачи были? Хорошо окончить школу, поступить в МЭИ. Сегодня, если спросить ребенка, он более амбициозен.

– За границу многие хотят уехать?

- Мы это не обсуждаем. Такой вопрос предполагает, что мы с детьми много разговариваем о цели в жизни. Я в своем классе говорю об этом очень демократично, но дети не особо открываются. Почему ребенок должен рассказывать о своем сокровенном? Для этого надо с ним войти в очень доверительный контакт.

– После того как лицей попал в десятку лучших школ Москвы, не боитесь, что конкурс на поступление резко увеличится?

- Не-а, не боимся. У нас учиться трудно.

Александр Богомолов

Propecia Generika 1mg Lovegra Preis Lovegra Kaufen Erektile Dysfunktion Lovegra Canada Lovegra Meizitang Soft Gel Reviews Meizitang Soft Gel Lida Daidaihua Ebay Lida Daidaihua Generic Viagra Trial Pack Generic Cialis Trial Pack Super Kamagra Tablets Super Kamagra Dosage Priligy Generic Dapoxetine
      Rambler's Top100   Яндекс цитирования    mpress Яндекс.Метрика