Месяц
День
1 января - Всемирный день мира
1 января - Новый год
7 января - Православный праздник - Рождество Христово
9 декабря - День борьбы против коррупции
10 декабря - Всемирный день футбола
10 декабря - День прав человека
11 декабря - Всемирный день детского телевидения и радиовещания
12 декабря - День конституции Российской Федерации
15 декабря - День памяти журналистов, погибших при исполнении профессиональных обязанностей
17 декабря - День сотрудников Государственной фельдъегерской службы
17 декабря - День ракетных войск стратегического назначения
18 декабря - Международный день мигранта
18 декабря - День риэлтора
19 декабря - Международный день помощи бедным
20 декабря - День работника органов безопасности РФ
22 декабря - День энергетика
23 декабря - День дальней авиации Военно-воздушных сил РФ
24 декабря - День воинской славы России
27 декабря - День спасателя РФ
28 декабря - Международный день кино
ТЕМЫ
ОБРАЗОВАНИЕ
В классах и в карцерах
Московская перспектива, 06.09.2011

С 1 сентября все столичные школы перешли на новые принципы финансирования и оплаты труда учителей. Цель затеянной реформы, как не устают повторять чиновники, - подтянуть так называемые «обычные» школы до уровня лицеев и гимназий - и материально, и морально. Но не уничтожит ли эта уравнительная реформа авторские школы, опасаются эксперты.

Ведь индивидуальный подход всегда был в традициях российского образования. Чтобы их вспомнить, мы решили «пройтись» по самым ярким гимназиям дореволюционной Москвы.

1. Первая мужская

Московские гимназии делились по двум признакам. По половому - мужская и женская, и по принадлежности - казенная и частная. Мужских гимназий было больше, среди них преобладали именно казенные. Женских - меньше, и они, напротив, были частными. Неудивительно - мужчине предстояло содержать семью, а значит, состоять на службе или же трудиться в университете, если он, конечно, выбрал карьеру, связанную с умственным, а не физическим трудом. Для этого требовалось соответствие неким пусть и приблизительным, но все-таки образовательным стандартам. Женщине же по большей части требовалось быть всего-навсего подругой для мужчины - способной и дом вести, и детей воспитывать, и интеллектуальную беседу поддержать. Учиться в казенной гимназии было сложнее, нравы там были строже, но и подобное образование, за редким исключением, котировалось выше.

Главная московская гимназия, казенная номер один, располагалась на Волхонке, в нынешнем доме № 18. Она открылась в 1804 году, и основной задачей ее деятельности была демократизация образования. Правление Александра I лишь начиналось, и на контрасте с павловской эпохой в стране случались перемены либерального характера. Неудивительно, что в Первую гимназию принимали всех, в том числе крестьянских крепостных детей. Собственно, эти крестьянские дети и составляли основной контингент. Следующими по численности шли отпрыски солдат и лишь потом - дети дворянские. Те, впрочем, особенно и не стремились в гимназию. Нравы там были строгие, а потому изнеженные барчуки предпочитали щадящее домашнее образование.

Набор же дисциплин, которые преподавали в той гимназии, впечатляет даже в наши дни: «философия, словесность, политическая экономия, общая грамматика, риторика, логика, эстетика, психология, нравоучение, правоведение и политическое хозяйство, естественная история, технология, коммерческие науки и сельское хозяйство, математика и физика, тригонометрия, прикладная математика и опытная физика, история и география древняя и новая, статистика, языки латинский, немецкий и французский, рисование, танцевание, музыка и фехтование».

Учились же в гимназии всего четыре года. Можно себе представить ту нагрузку, которую испытывали школяры. А ежели проштрафишься - то сразу в карцер. Не такой строгий, разумеется, как в армии, но тоже не подарок.

2. Лев Поливанов и его полезный бизнес

Жизнь в казенных гимназиях разнообразием не отличалась. Муштра, строгие преподаватели, зубрежка, постылая форма и карцер. Гораздо интереснее было учиться в частных заведениях. Самым популярным из них была гимназия Льва Поливанова - полная противоположность государственным образовательным учреждениям.

Она была открыта в 1868 году и находилась по адресу Пречистенка, дом 32. Директором был Лев Иванович Поливанов, филолог по образованию. Он был и владельцем - гимназия являлась частным предприятием и приносила Поливанову доход. Судя по популярности, доход немаленький. Однако казалось, что деньги вовсе не интересуют Льва Ивановича. Он был, что называется, не от мира сего. Один из «поливановцев», писатель Андрей Белый вспоминал: «...Дверь отворилась стремительно, с катастрофическою быстротой; и в пороге ее встала вытянутая, великолепнейшая фигура Льва Ильича Поливанова, чтобы в следующий момент мощным львиным прыжком опрокинуться на меня. Высокий, сутулый, худой, с серой, пышно зачесанной гривой на плечи упавших волос, с головою закинутой (носом приятно скругленным - под потолочный под угол), с черно-серой подстриженною бородою, щетиною всклокоченной прямо со щек, прехудых, двумя темными ямами всосанных под мертвенно-серыми скулами, - очень высокий, сутулый, худой, с предлиннейшими, за спину закинутыми руками, в кургузой куртеночке синего цвета, подчеркивающей предлинные и прехудейшие ноги. он ринется вот на меня ураганами криков (от баса до визга тончайшего), кинется роем роскошеств, развертывающих перспективищи. Как описать мне его?»

Главным пунктиком Льва Поливанова была, по сути, физиологическая неприязнь казенщины. От одного лишь слова у него сводило скулы. А ежели увидит у ученика тетрадь казенного образца - то обязательно порвет. Зато запросто мог простить невыученный урок, если школяр отговорится тем, что был в театре. Сам заядлый театрал, он понимал и разделял такую страсть.

Уроки Льва Ивановича изумляли. Вот воспоминания одного из воспитателей: «Сижу я раз в пансионе... Вдруг слышу - громкий плач грудного младенца... Выскакиваю, бегу коридором: где младенец? Откуда он... Прибегаю к классу, дверь закрыта, оттуда - младенческий пронзительный плач; приоткрываю дверь и вижу: класс сидит затаив дыхание, а Поливанов, сидя на собственной ноге и махая книгой в воздухе, дико плачет».

Надо ли говорить, что дети обожали своего директора. И гимназия Льва Поливанова была тем упомянутым выше исключением, когда частное образовательное учреждение котировалось выше государственного.

3. Крейманова богадельня

Не все, однако, частные гимназии котировались столь высоко. Среди них встречались учреждения весьма комичного характера, по складу - этакие богадельни для хулиганов с невысоким интеллектом. В этом плане «славилась» гимназия Франца Ивановича Креймана (Петровка, 25). «Порядочные» дети сторонились креймановских классов. Отец Ильи Эренбурга и вовсе стращал его - дескать, будешь плохо себя вести, отдам в гимназию Креймана. Крейман, в отличие от большинства директоров, вступительных экзаменов и испытаний не практиковал. Брал кого попало - лишь бы у родителей была возможность заплатить.

В результате в самом центре города возникла резервация для малолетних шалунов и разгильдяев. Там, правда, пытались сохранить хотя бы внешнее подобие дисциплины. Существовал, к примеру, карцер - в частных гимназиях он был необязательным, и в поливановской, естественно, отсутствовал. Но карцер этот размещался наверху, на хорах, и малолетним «арестантам» доставляло удовольствие швыряться чем-нибудь из карцера в своих товарищей и, более того, в учителей. Один из таких «воспитуемых» обнаглел до того, что сбросил вниз учебное пособие - самый настоящий человеческий скелет. Скелет был на колесиках и чудом на те самые колесики упал. Упал - и покатился вперед, размахивая «руками» и клацая «челюстью».

Будущий создатель театрального музея Алексей Бахрушин вспоминал: «Окна рекреационного зала гимназии выходили на Петровку, как раз против ворот Петровского монастыря, где стоял стол, на нем икона с зажженной свечой и кружка. Рядом со столом сидел монах и клевал носом. Летом или весной мы, бывало, сделаем трубки из бумаги, нажуем промокашки, нацелимся в монаха и дунем - промокашка прямо ему в морду. Он вскочит и ничего понять не может».

Подобное проведение досуга в заведении Креймана считались нормой.

Зато по воскресеньям вечером сентиментальный немец Крейман приглашал особо отличившихся учеников к себе домой - выпить по кружке пива и помузицировать в компании его не слишком-то красивых дочерей. Он таким образом подыскивал им женихов. Увы, безрезультатно.

4. Под покровительством Марии Брюхоненко

Женские гимназии оставили гораздо менее заметный след в московском краеведении. И неудивительно - в мужских обучались будущие писатели, ученые, политики, то есть люди, склонные к ведению дневников и сочинению мемуаров. Из этих дневников и мемуаров мы и знаем о гимназиях. Домохозяйки мемуаров не писали, а девичьи дневники выбрасывали. Тем не менее в гимназиях иной раз попадались будущие знаменитости. В частности, в заведении Марии Густавовны Брюхоненко обучалась Марина Цветаева.

Эта гимназия располагалась по нынешнему адресу Столовый переулок, 10. Одна из соучениц поэтессы Татьяна Астапова вспоминала о ней: «Частная гимназия Брюхоненко… имела хороший состав преподавателей и считалась либеральной. Рядом был большой школьный сад, а на углу стоял Никитский монастырь, окруженный каменной оградой, и мы на переменах бегали туда тайком за просвирками».

Она же вспоминала о самой Цветаевой, точнее, об ее месте в гимназии: «В нашу гимназию… Цветаева поступила в 1908 году и проучилась в ней два года, в 6-м и 7-м (выпускном) классе. Но, пожалуй, вернее было бы сказать: не проучилась, а пробыла в ней два года. Это была ученица совсем особого склада. Не шла к ней ни гимназическая форма, ни тесная школьная парта. И в самом деле, в то время как все мы - а нас в классе было 40 человек - приходили в гимназию изо дня в день, готовили дома уроки, отвечали при вызове, Цветаева каким-то образом была вне гимназической сферы, вне обычного распорядка. Среди нас она была как экзотическая птица, случайно залетевшая в стайку пернатых северного леса. Кругом движенье, гомон, щебетанье, но у нее иной полет, иной язык».

Марина скучала в гимназии - не с кем было общаться. Правда, вскоре к Брюхоненко поступила сестра ее, Анастасия, - дни учебы потекли повеселее. Но, как уже отмечала Астапова, Марина Ивановна здесь отучилась всего лишь два года.

Правда, история с гимназией на этом не окончилась для поэтессы. Она писала в мемуарах: «Голодная толчея Охотного ряда. Продают морковь и малиновые трясучки, на картонных поддонниках, мерзкие. Не сдавшиеся - снуют, безнадежные - слоняются. Вдруг - знакомый затылок: что-то редкое, русое… Опережаю, всматриваюсь: молочные глаза, печальный красноватый клюв - Fr?ulein. Моя учительница немецкого из моей последней гимназии.

- Guten Tag, Fr?ulein! - Испуганный взгляд. - Не узнаете? Цветаева. Из гимназии Брюхоненко». И она, озабоченно: «Цветаева? Куда же я Вас посажу?» И, останавливаясь: «Да куда же я Вас посажу?»

- Ну, тетка, проходи, что ли!

Не вынесли немецкие мозги!»

Ничего не поделаешь - послереволюционный быт ломал и не таких.

5. Гимназия для всех

Впрочем, было одно исключение - гимназия, в которой девочки и мальчики обучались вместе. Она принадлежала Елизавете Кирпичниковой и располагалась на улице Знаменка, дом 12.

Подобное решение было, конечно, революционным. Неудивительно, что здесь в большом количестве учились отпрыски именно профессиональных революционеров: Малиновских, Смидовича, Скворцова-Степанова, Инессы Арманд. А также известных актеров - Москвина, Качалова и Лужского. Гимназия славилась либеральными нравами и прекрасным театром.

Владимир Шверубович, сын Качалова, вспоминал: «Это была традиция - каждый год один из классов (а иногда и два класса) ставил какую-нибудь классическую пьесу. Играли «Недоросля», «Ревизора», «Горе от ума». Теперь был решен «Борис Годунов».

Сам он звезд с неба, театрального по крайней мере, не хватал, довольствовался эпизодическими ролями. В частности, в упоминавшемся «Борисе Годунове» он должен был исполнить сразу два подобных эпизода - Курбского и пристава в корчме. Но перед премьерой заболел вдруг исполнитель главной роли - и ее передали Шверубовичу. Он писал в мемуарах: «Я умолял освободить меня, не идти на риск провала всего спектакля, но собрание было непреклонно, оно было уверено, что я просто ломаюсь, «как пьяница пред чаркою вина», и мне пришлось согласиться - не портить же двум классам праздник».

К счастью, обошлось.

В остальном же быт гимназии Кирпичниковой мало отличался от большинства других гимназий города Москвы. Учеба, музицирование, физические упражнения, прогулки на свежем воздухе. Один из гимназистов писал: «Перед фасадом был большой двор, частично обрамленный деревьями. На каждой перемене мы обязательно должны были выходить во двор: размяться, подышать воздухом… Преподавание, в частности обучение иностранным языкам, было поставлено хорошо. Кроме французского и немецкого... в школе занимались латинским языком, а в четвертом классе - и древнецерковнославянским и играли в театре».

Но либеральные идеи здесь, что называется, витали в воздухе, и в 1917 году, после Февральской революции, гимназисты дружно принялись играть в «парламент» и «совет министров». Что поделать - дети.

Алексей Митрофанов

Propecia Generika 1mg Lovegra Preis Lovegra Kaufen Erektile Dysfunktion Lovegra Canada Lovegra Meizitang Soft Gel Reviews Meizitang Soft Gel Lida Daidaihua Ebay Lida Daidaihua Generic Viagra Trial Pack Generic Cialis Trial Pack Super Kamagra Tablets Super Kamagra Dosage Priligy Generic Dapoxetine
      Rambler's Top100   Яндекс цитирования    mpress Яндекс.Метрика