ТЕМЫ
ОБРАЗОВАНИЕ
В чужую школу со своим уставом
Московский комсомолец, 11.04.2011


 Перед учителями встает самая настоящая проблема: если с родителями они еще могут объясниться на пальцах, то вот ребятишки мало что понимают на уроках. Общественный совет при правительстве Москвы решил организовать проверку как учеников, так и самих преподавателей, среди которых тоже не все дотягивают до нужного уровня. “МК” провел собственное расследование.


Наибольшее количество мигрантов в Москве приходится на Южный и Юго-Восточный административные округа. По мере того как взрослые пытаются наладить новую жизнь на новом месте, их дети отправляются в школы. Вот там-то и начинаются проблемы. Оказывается, ребята не только плохо понимают учителей — они ведут себя так, как привыкли у себя на родине, что может несколько расходиться с нашей привычной манерой общения. Конфликты среди таких школьников тоже протекают немного по-другому. Вот и приходится педагогам либо подстраиваться и учить языки зарубежья, либо пытаться переделать учеников.

Возникает вопрос: а как именно попадают в школу ребята, которые плохо говорят по-русски? Ведь перед тем, как сесть за парту, ученики проходят собеседование с комиссией, требуется также и заключение логопеда. Но по закону отказать ребенку в получении образования школа не имеет права, поэтому возникающие сложности решаются в индивидуальном порядке.

Один белый, другой серый

То, что в школах классы часто формируются по уровню подготовки ребят, ни для кого не секрет. “А” класс — отличники, “Б” — хорошисты, этому негласному правилу подчиняются где больше, где меньше. Но в нынешних условиях картина получается несколько иной. В один класс попадают обычные первоклашки, которых мамы-папы учат читать чуть ли не с пеленок. А в другом классе основная масса ребят — приезжие, те самые, кто плохо знает русский. Вроде бы разделение происходит не по национальному признаку, но на практике все получается именно так.

— У нас нет проблемы с приезжими, — уверяют школьные директора. — Дети все с пониманием, дополнительные курсы им не требуются.

Курсы, может быть, и не требуются. Потому что подтягивать детей до нужного уровня в таком случае приходится учителям.

— Когда я пришла в школу впервые, завуч спросила меня, в какой именно класс я хочу определить детей, “А” или “Б”, — пишет на форуме Екатерина, бабушка двух будущих первоклассников. — На мое недоумение, а какая, собственно, разница, мне было сказано, что в “А” более сложная программа...

Екатерина предпочла, чтобы дети отправились в класс “Б”, просто один из ребят маловат, а разделять их не хотелось. Но, придя на день открытых дверей в школу, она столкнулась с удивлением будущей классной руководительницы:

— Она так удивилась, увидев меня и детишек, прямо глаза округлились, — делится Екатерина. — Я даже несколько оторопела, неужели у нее в классе совсем уж отстающие дети… Учительница кивнула на группу детей неславянской внешности и выдала: “У меня только такие ученики!”

Такая скрытая сегрегация в школах, конечно, может несколько снять напряжение. Но ребят слишком много, так что в большинстве случаев классы все равно перемешиваются. Учителя могут уделять детям дополнительное время, вести курсы русского как иностранного, но это тоже зависит от педсостава и того, договорятся ли с ними родители. А семья — это еще один важный фактор, который влияет на ситуацию.


Твое место на кухне, женщина

Поведение школьников изначально определяется воспитанием в семье. Многие из числа тех “гостей столицы”, кто исповедует ислам, переносят свои традиции и на других. Например, дети из мусульманских семей часто по-другому относятся к женщинам. А подавляющее большинство педагогов в школе — женского пола, тем более в начальных классах. Так что ребятишки могут не воспринимать информацию из уст учительницы, не считать домашнее задание обязательным к выполнению — просто потому, что в их традициях это не принято.

— Они послушные, по-своему сообразительные, но не воспринимают меня всерьез, — жалуется Людмила, педагог начальных классов одной из школ в Люблине. — Ребята не понимают, что нужно делать то, что я говорю. И родители не всегда меня поддерживают — если мальчик видит, как относится ко мне его папа, то и сам ведет себя так же.

Конечно, далеко не все семьи так ортодоксальны. Но даже если в классе есть один ребенок, игнорирующий педагога, включается стадный инстинкт: “Ему можно, а мне нет?”

— В классе всегда есть заводила и те, кто его поддерживает, — рассказывает Людмила. — Поодиночке работать с такими ребятами проще, но не могу же я каждому отдельно объяснять программу? Пыталась обсудить вопрос с родителями, но не все понимают, что это проблема не только моя лично. Такое отношение переносится и на девочек в классе, отсюда и проблемы со сверстниками.

Во многом этот нюанс решается за счет личных способностей самого преподавателя. Но в начальную школу часто приходят молоденькие, начинающие педагоги, которым трудно бывает справиться и с обычными детьми. А орава ребят, которые не слышат и не понимают говорящего, способна повергнуть в панику даже опытного педагога.


 Два на два = стенка на стенку

Попытка “подтянуть” маленьких приезжих произошла в 2006 году, когда были открыты так называемые “школы русского языка”. В них дети изучают не только язык, но и историю России, особенности культуры, традиции. Всего в Москве работает 10 таких учебных заведений. Курс обучения в такой школе — год, после чего ребята присоединяются к сверстникам.

— Пять лет назад у нас были ребята из Канады, Турции, Албании, Кот-д’Ивуара, — рассказывает Лариса, директор одной из таких школ (имя изменено по просьбе собеседника. — “МК”). — Сейчас дети в основном из Кыргызстана, Таджикистана и Вьетнама. Есть среди них и достаточно взрослые, но не обученные ни читать, ни писать. А мы не можем посадить в первый класс 12-летнего ребенка…

Если ребенок в своей стране понемногу учился математике и прочим школьным премудростям, то все более-менее в порядке. А если нет? Его научат говорить и понимать русский язык в специализированной школе, но не дадут того набора знаний, который имеется у обычных школьников в том же возрасте. И куда идти такому школьнику?

— Семьи не занимаются ими совершенно, — делится директор. — Как происходит: сперва приезжие отдают к нам одного ребенка. Видят, что школа — дворец с горячей водой и двухразовым питанием, и на следующий год отдают уже десятерых. Доходит до того, что в каникулы таких ребят приводят в школу уже в семь утра и на весь день.

Повысилась, по словам Ларисы, и степень маргинальности приезжих учеников. Если раньше в школе учились дети иностранных чиновников, то теперь здесь встречаются девиантные “цыганята”.

— У мальчиков зашкаливает степень агрессии, — признается Лариса. — Самые маленькие уже идут “стенка на стенку”. Выучили слово “четыре” — и сразу же “четыре на четыре”. Мальчик шести лет может послать 60-летнюю учительницу матом, несмотря на то что она очень хороший педагог.

В старших группах встречаются ребята разных национальностей, и им приходится учить язык для общения друг с другом. Это одно из главных правил школы русского языка — даже на переменах говорить только на русском. Но в младших группах собрались ребята только из Киргизии, и они болтают между собой на своем языке.

— У них нет никакой мотивации, — разводит руками директор. — Они не желают адаптироваться. И семья нам нисколько не помогает в этом, они тоже не заинтересованы. Если в классе таких ребят мало, они вынуждены принимать правила игры. Но если их много, хотя бы половина, — уже будут проблемы.

Самое пугающее, что поведение приезжих детей остается безнаказанным. Нельзя отказать им в приеме в школу, невозможно отчислить. Нельзя их наказать, а оценок в первом классе не ставят. Даже если бы и ставили — родителям все равно. Учитель не может пригрозить: “Маму с папой в школу вызову” — потому что угроза не будет иметь никакого воздействия.

— Здесь им хорошо, ребенок в любом случае получает качественное образование, — говорит Лариса. — А на детей уходят безумные бюджетные деньги, в том числе на тех, кто не будет развиваться и не пойдет потом работать.

Между тем в образовательном плане у этой школы все в порядке — множество медалей, кубков и наград подтверждают это. Детям дают хороший запас знаний — но только тем, кто в этом заинтересован. Что же тогда происходит в простых учебных заведениях, где образование по большому счету не нужно ни ученикам, ни учителям?

Иммигрантская грамота

Варианты решения проблемы есть, но все они не слишком-то убедительны. Введение принудительного процентного соотношения по национальности в классах — это ущемление прав человека. Формирование специализированных учреждений, которые могли бы продолжить обучение отстающих детей, может затянуться надолго. Свои предложения решил внести Общественный совет при правительстве Москвы:

— Школы рапортуют, что все в порядке, — говорит Мария Котовская, председатель Комиссии по делам национальностей Общественного совета при правительстве Москвы. — И никакие опросы, отчеты не выявят проблемы. Поэтому мы создадим специальную комиссию, которая будет посещать уроки и смотреть, как все проходит. Будет проверяться уровень как учеников, так и самих преподавателей.

Когда школам стоит ждать проверяющих, зависит от финансирования. Возможно, это произойдет уже в мае этого года. Более логичен второй вариант — сентябрь-2011, когда можно будет оценить вновь набранных первоклассников.

— Наша комиссия предполагает выдвинуть целый комплекс предложений, — сообщает Мария Котовская. — Проблема существует на нескольких уровнях сложности: есть внутренние мигранты, которые просто говорят с акцентом, есть прибывающие на ПМЖ, а также сезонные мигранты.

По итогам проверки планируется создать несколько специализированных школ, где будут обучаться те, кто совсем не знает русского языка. Потом ребята смогут переходить в общеобразовательные школы. Если у ребенка просто возникают сложности с языком, то он будет посещать дополнительные курсы при своем учебном заведении.

На таких курсах приезжих детей смогут научить говорить по-русски, но думать они будут на своем языке и действовать, как принято на их родине. Уроки языка и культуры — это прекрасно, но они не нужны тем, кто не хочет включаться в чужое общество. И школьные проблемы — то же незнание русского — перерастают уже в общегосударственные, в массовое нежелание знать.

Propecia Generika 1mg Lovegra Preis Lovegra Kaufen Erektile Dysfunktion Lovegra Canada Lovegra Meizitang Soft Gel Reviews Meizitang Soft Gel Lida Daidaihua Ebay Lida Daidaihua Generic Viagra Trial Pack Generic Cialis Trial Pack Super Kamagra Tablets Super Kamagra Dosage Priligy Generic Dapoxetine
      Rambler's Top100   Яндекс цитирования    mpress Яндекс.Метрика