ТЕМЫ
ОБРАЗОВАНИЕ
Спецовка для храма науки
Эксперт, 17.01.2011

Россия торопится достроить национальную инновационную систему и предъявить первые результаты. Прошедший год был урожайным на рапорты институтов развития, принятие инновационных стратегий и законодательных инициатив в инновационной сфере. Самое важное, на наш взгляд, заключается в том, что ключевым звеном НИС могут стать университеты. Хотя роль их пока только намечена и что на самом деле будет сыграно, говорить рано, часть наблюдателей поспешила заявить, что Россия окончательно выбрала американскую модель, и предупреждает о многочисленных рисках ее бездумного копирования, ссылаясь, в частности, на европейский опыт.

Действительно, университет, по замыслу реформаторов, из только образовательного и исследовательского учреждения должен превратиться в источник инноваций и инновационных бизнесов, стать, как модно сейчас говорить, университетом предпринимательским. Для чего необходимо не просто обучать инновационному предпринимательству, что само по себе звучит для России достаточно свежо, но и стимулировать создание стартапов в своем лоне. Покинувшие университет стартапы подхватят инновационные лифты институтов развития и будут передавать от ранней посевной стадии через венчур к «чемпионскому» этажу.

Именно в рамках этой парадигмы летом 2009 года в спешном порядке под личным патронажем президента Дмитрия Медведева принимался известный закон № 217. Сегодня благодаря этому закону университетскими учеными уже создано более 500 стартапов. И не только учеными; к созданию собственного «дела» активно подталкивают студентов начиная чуть ли не с первого года обучения (а некоторые горячие головы уже готовы учить предпринимательству в старших классах школы). Все это действительно очень похоже на Америку.

Нам представляется, что это только одна, хотя и очень важная, функция из числа отведенных инновационному университету в будущей российской НИС. Но так как и для Европы в недавнем прошлом, и для широкой околоинновационной российской общественности сегодня она самая очевидная и привлекательная, рассмотрим ее плюсы и минусы подробнее.

Антрепренерский зуд

В конце ХХ века мир с небывалым энтузиазмом погрузился в изучение американской модели стимулирования инновационной активности в экономике. Наиболее пристальное внимание при этом, разумеется, уделялось пресловутому феномену Кремниевой долины. Впечатленные мощным предпринимательским духом долины, идеологи экономической политики в крупнейших странах Старой Европы, прежде всего в Германии и во Франции, в поисках сильнодействующих лекарств для своих стагнирующих экономик принялись копировать инновационные рецептуры, демонстрирующие эффективность по ту сторону Атлантики.

Помимо всего прочего, этот процесс привел и к активному внедрению в западноевропейских образовательных учреждениях американских методик обучения навыкам менеджмента и азам предпринимательства. Хорошо известно, что, несмотря на мощную волну тотальной американизации, захлестнувшую Западную Европу после Второй мировой войны, те же немцы изначально по большей части отвергли образовательные идеи США в области обучения менеджменту, предпочитая следовать собственным национальным традициям. Эти традиции достаточно жестко разделяли академическое управленческое образование и реальную бизнес-практику, и местное университетское сообщество долгое время активно выступало против введения в немецких вузах специальных курсов обучения предпринимательству, считая это «недостаточно научно обоснованным».

Схожая картина наблюдалась в послевоенное время и во французских университетах. И хотя многие высшие школы коммерции (grandes ecoles de commerce) с удовольствием внедряли у себя различные программы исследования предпринимательской деятельности, а позднее эти программы получили широкое распространение и в других вузах Франции, они в основном носили чисто академический характер. Причем стоит отдельно отметить важную характеристику французской образовательной системы, которая выделяет ее на фоне многих других в той же Западной Европе. Благодаря своей иерархичности и жесткой стратифицированности, она практически гарантирует выпускникам самых элитных инженерных вузов (Grandes Ecoles) перспективные рабочие места — высокооплачиваемые позиции в крупнейших компаниях страны и госучреждениях. Немедленные социальные преимущества от получения таких инженерных дипломов очевидно перевешивают туманные перспективы альтернативной реализации своих природных способностей в бизнес-среде.

У европейцев, как отмечали многие исследователи, вообще ослаблено желание создавать быстрорастущие инновационные фирмы, которое так свойственно американской антрепренерской культуре. В Старой Европе малое предпринимательство, как правило, ассоциируется с процессом образования относительно небольших частных компаний (зачастую с чисто семейным бизнесом), которые затем потихоньку варятся в собственном соку, и лишь очень небольшой процент этих новых экономических объектов (по различным оценкам, в среднем от 3 до 5%) в итоге превращается в «инновационные газели» — компании, ориентированные на динамичный рост с упором на технологическую составляющую. Более того, европейцами высказывались опасения, что раннее вовлечение студентов в предпринимательскую деятельность помешает им получить полноценное образование. В случае бизнес-неудачи на рынок попадет не инновационный антрепренер, а недоделанный специалист (опасения эти были небезосновательны — в сегодняшней суперинновационной Америке, например, ощущается острый дефицит инженеров в традиционных отраслях).

Изменению скептического отношения западноевропейских «полисимейкеров» к образовательной составляющей американского опыта построения национальной инновационной системы способствовала вторая волна развития Кремниевой долины — мощный стартаповский бум в сфере IT и биотеха, главным катализатором которого стала университетская среда. Одной из видимых составляющих этой новой инновационной волны в США стал быстрый рост в конце 80-х и 90-х годов ХХ века образовательной надстройки. Число американских вузов, где вводились специальные курсы обучения предпринимательской деятельности, за этот относительно короткий временной промежуток выросло в разы: так, если в 1985 году их по всей стране насчитывалось всего 85, то к 2000-му уже около 400. Многие европейские умные головы, удрученные имманентным отсутствием у рядовых жителей Старого Света антрепренерского зуда, столь свойственного американцам, поспешили сделать для себя вывод, что одну из ключевых ролей в этом самоподдерживающемся процессе постоянной инновационной активности экономики США играют именно образовательные программы и курсы.

Соответственно, эти реформаторы стали повсеместно вводить по американскому образу и подобию в европейских вузах новую академическую дисциплину «предпринимательство», которая, будучи отделенной от традиционных образовательных программ в сфере чистой экономики и менеджмента, должна была, по их мнению, стать на место важнейшего недостающего звена в системе начальной предпринимательской подготовки молодежи Европы. Но для того чтобы создать эффективно работающую американизированную систему бизнес-обучения, необходимо не только организовать многоуровневый процесс этого обучения, но и обеспечить устойчивую генерацию предпринимательской активности в экономике в целом. Как ни странно, западноевропейцы не сразу поняли, что образовательный всплеск в конце прошлого столетия в США был инициирован снизу, то есть оказался прямым следствием сильно возросшего спроса на программы обучения предпринимательству в американском обществе со стороны энергичного молодого поколения (прежде всего студентов университетов и колледжей). Иными словами, для того, чтобы росток пророс, Америке

Propecia Generika 1mg Lovegra Preis Lovegra Kaufen Erektile Dysfunktion Lovegra Canada Lovegra Meizitang Soft Gel Reviews Meizitang Soft Gel Lida Daidaihua Ebay Lida Daidaihua Generic Viagra Trial Pack Generic Cialis Trial Pack Super Kamagra Tablets Super Kamagra Dosage Priligy Generic Dapoxetine
      Rambler's Top100   Яндекс цитирования    mpress Яндекс.Метрика