ТЕМЫ
МИГРАЦИЯ
Кровь? Почва? Вера?
Тверская, 13 - Петровка, 22, 10.07.2007

Непрекращающаяся активность националистов в толще политического планктона наконец привлекла внимание китообразных. И вот уже «сама» «Единая Россия» объявила о запуске Русского проекта, чтобы разобраться наконец в том, кто такие «русские» и кто - «россияне» и какое место занимает «русская идея» в современной России. Для этого из музыкального обоза был выделен солидный положительный мужчина Иван Демидов, коему партией доверено создать «Новый русский центр» (думаю, не только для «новых русских») и выяснить наконец, «откуда есть пошла русская земля».

Ну, если верить Нестору-летописцу и А.К. Толстому, то получается, что давным-давно Рюрик с братьями, «варяги средних лет», пришли княжить к новгородским словенам и «чуди белоглазой», откуда и взяла свое начало «земля словен и руссов».

Как там было на самом деле, историки все еще спорят, но исторические факты свидетельствуют непреложно: в процессе создания «народного тела» северо-восточной Руси в IX - XVI веках в него вошли и славянские племена (кривичи, вятичи, северяне, славяне ильменские, радимичи), и скандинавы (шведы, датчане, фризоны), и финно-угорские народы (меря, мордва, весь, мурома, вепсины), тюрки (хазары, печенеги, торки, берендеи, половцы), литовцы (голядь, ятвяги) и монголы. И это еще без учета добавок кровей аланов, готов, сарматов, греков, евреев и арабов!

А правящие классы Московской Руси? В середине XVII в., в царствование Алексея Михайловича Тишайшего, время которого русские славянофилы представляли «золотым веком» народности и духовности, 1000 знатнейших правящих семей являли собой пеструю этническую картину.

Более 70 процентов русской аристократии, титулованной знати еще до Петра I были иностранного происхождения. И это совсем не мешало России строить новое могучее государство, побеждать поляков и турок.

А уж после Петра I в состав русского правящего класса потоком вливались выходцы из Германии, Нидерландов, Швеции, Греции, Закавказья. И на Бородинском поле перед войсками «двунадесяти языцев» стояли русские войска под командованием члена старинного московского боярского рода Кутузова, отпрыска рижской «патрицианской» семьи с шотландскими корнями Барклая де Толли, потомка грузинских царей князя Багратиона. А почти 30 процентов командиров в полках были иностранного происхождения, многие из них - лютеране и католики. В рядах русских войск сражались также мусульмане и евреи, буддисты и кальвинисты.

А вот русские парадоксы. Например, царь-патриот, русо¬фил и славянолюб Александр III имел в своих жилах лишь одну шестнадцатую часть русской крови, но боролся с засильем немцев в Прибалтике. Известный же западник и либерал Чаадаев вел свое происхождение от татарского мурзы, а патриот и славянофил Аксаков - от выходца из Западной Европы (хотя род этот и получил впоследствии фамилию тюркского происхождения от одного из предков («аксак» - хромой)).

А вся палитра русской культуры Золотого века? Достаточно вспомнить потомка абиссинских негусов А.С. Пушкина или дальнего родственника шотландского барда Лермонта М.Ю. Лермонтова. А весь Серебряный век? Блок, Бальмонт, Пастернак, Мандельштам, Ходасевич...

В советское же время снятие национальных, конфессиональных и социальных барьеров и миграционные процессы привели к такому «перемешиванию кровей», что говорить о русском единстве на основе общего происхождения нашего «синтетического» народа невозможно.

Вывод простой: в мире русской народной жизни, в мире русской власти, в мире русской культуры не действует «принцип крови» (да, впрочем, он и нигде в Европе реально не действовал: нацистские выдумки про чистоту «германской расы» - просто миф).

Признаком национального единства также считается, кроме «крови», еще и «почва»: общность территории происхождения, расселения и проживания народа. Как же с этим вопросом обстоит у русских?

Данная этническая группа, еще не успев сформироваться, начала активное движение в XVI - на северо-восток, в XVII веке - на восток и юг, в XVIII -XIX веках - на запад и юго-запад огромной Российской империи. Век же XX четырьмя волнами эмиграции разбросал русских по всему земному шару, а распад СССР оставил миллионы русских в сопредельных государствах, так что территорией России Русский мир уже давно не ограничивается. Уже не действуют сегодня в отношении Русского мира ни «принцип почвы», ни «принцип крови». Если отказаться от этих принципов, то какие же начала, объединяющие Русский мир, можно отыскать сегодня?

Министр народного просвещения при Николае I граф Ува¬ров в 1833 году сформулиро¬вал, что якобы русскую нацию интегрируют «православие, самодержавие и народность». Но сегодня в России уже давно нет самодержавия, и лишь очень немногие хотели бы его вернуть. Православными же являются сегодня лишь часть российских граждан, среди людей русской культуры много атеистов, агностиков, стихийных пантеистов и последователей различных неправославных конфессий. В то же время многие граждане, принадлежащие к Русской православной церкви, проживают за границей и идентифицируют себя, например, как белорусы или украинцы. Таким образом, ни политическое, ни конфессиональное единство полностью не охватывает сегодня Русский мир. Если не кровь, не почва, не вера, не власть, так что?

Из этой триады остается только «народность». Но идентифицировать национальное единство через «народность» - это тавтология, какое-то масло масляное. Может быть, граф Уваров (который обычно говорил и думал по-французски и плохо изъяснялся на русском же) все же имел в виду именно русский язык, литературу или же народную фольклорную и бытовую культуру? В этом случае русским вправе считать себя каждый, кто думает и говорит на русском языке, слышал в детстве сказки про Ивана-дурака и Курочку Рябу или, тем более, читал произведения русских классиков.

Подобный культурологический принцип русской идентификации довольно соблазнителен и в какой-то степени верен, но им одним дело не ограничивается. Ведь культурную идентичность, как и веру, можно принимать или отвергать. И существуют люди, выросшие в русской культурной среде, но по каким-то причинам ее отвергающие. Они могут сказать на чистом русском языке, что они не русские, а скажем, чеченцы, грузины или евреи. А потомок русских эмигрантов в Австралии, даже утратив язык, может продолжать считать себя русским.

Таким образом, в наши дни остается только одно основание «русскости» - самоидентификация. Попросту говоря, если ты имеешь начатки русской культуры и считаешь себя русским, ты и являешься русским. В Русском мире новой эпохи реализуется принцип свободы выбора, и Русский мир в значительной степени открыт для всех желающих, но он при этом никого насильно не удерживает, и в этом его уникальность, «все-человечность». Русский мир сегодня шире этносов и наций, территорий, религий и политических систем.

Употребляя при обсуждении русской культурной идентичности, принадлежности к Русскому миру термин «русский», мы не ограничиваем его этническим происхождением человека, местом его жительства, политическими и религиозными убеждениями.

А при обсуждении государственной принадлежности лица, его гражданства мы употребля¬ем понятие «россиянин», которое никак не связано с его вероисповеданием, национальностью и политическими убеждениями.

Главная же мечта националистической оппозиции - смешать государственную принадлежность с политическими убеждениями, миф об этническом единстве русских с вульгарно понимаемым и утилитарно используемым православием в гремучий националистический коктейль.

В связи с этим и выбрасывается в толпу лозунг «Россия -для русских!». Иными словами, живешь здесь - идентифицируй себя в качестве «русского человека», разделяй примитивные авторитарные политические идеалы «народных вождей», ставь свечки в храме и пеки куличи, презирай «инородцев» и выгоняй мигрантов. Отрекись от конституционных прав и свобод, а заодно от всей гуманистической русской культуры, от культуры других стран и народов. От такого лозунга за версту несет тоталитаризмом.

Даже у тех, кто, стоя под этим лозунгом, демонстрирует свой якобы «просвещенный национализм», ищет «исторические корни», все равно цель просматривается: загнать свободный Русский мир в старую клетку несуществующей великорусской «народности», вульгарно понимаемого и утилитарно используемого «православия» и некого авторитарного нового «самодержавия», а после ликвидировать и саму новую демократическую государственность России.

Иными словами, когда мы читаем: «Россия - для русских!», - мы должны помнить, что перед нами отнюдь не предмет для академического обсуждения, а антиконституционный политический лозунг, направленный на свержение существующего демократического режима. Примеры таких лозунгов хорошо известны: «Вся власть - Советам!», «Мир - хижинам, война - дворцам!», «Германия - для немцев!», «Народ, кровь, раса!».

Но при этом необходимо обратить внимание на то, что националисты и экстремисты апеллируют не к разуму людей, а скорее к эмоциям, подавленным комплексам, подсознательным страхам, затаенным обидам людей на национальной и социальной почве, к древним племенным инстинктам сбивания в стаю и агрессии против «чужака».

И некоторая наивность Рус¬ского проекта «Единой России» заключается в том, что он предполагает цивилизованное, разумное, рациональное обсуждение национальной проблемы. И тем самым невольно дает широкую трибуну оппонентам-демагогам, которые в ходе дискуссии будут апеллировать к самым темным, дремучим инстинктам человеческих масс, к толпе, к «черни». Так делал Гитлер, так делали Муссолини, Ленин и Мао.

И может так случиться, что широкое обсуждение проблем сведется к бессмысленным спорам вокруг того пропагандистского материала, который провокационно будут «подбрасывать» демократическому истеблишменту националисты, что может послужить пропаганде деструктивных идей в обществе, привести к раздуванию ксенофобии, эрозии демократической культуры, ослаблению российской государственности и созданию дополнительных политических возможностей для антиконституционных экстремистских сил.

      Rambler's Top100   Яндекс цитирования    mpress Яндекс.Метрика