ТЕМЫ
МИГРАЦИЯ
Не новый, но наш
Российская газета, 29.05.2007
О понятии "Русский мир" в очередной раз напомнил политической элите президент РФ Владимир Путин в своем Послании к Федеральному Собранию. Глава государства считает: особенно важно, чтобы русский язык "никогда не становился языком ненависти или вражды, ксенофобии и национализма" и на "живом пространстве" многомиллионного русского мира стало возможным говорить об общности культуры, традиций и нравственных ценностей. Политологи тему подхватили и развили - естественно, согласившись с президентом (в данном случае с аксиомами не спорят). Правда, даже бесспорные утверждения они постарались обосновать и доказать, тем более что сама тема взаимоотношений России и "Русского мира" не обсуждалась в широких общественных кругах достаточно давно. По мнению Вячеслава Никонова, главы фонда "Политика", открывшего дискуссию, вопрос этот явно назрел. Русские - нация разделенная. Можно долго дожидаться, пока смогут договориться политические элиты государств, где по собственной воле или по воле судьбы оказались наши соотечественники. Но общая тенденция к сближению налицо, о чем свидетельствует и объединение православных церквей. И слово "русский" уж точно нельзя отдавать на откуп националистам, как это происходило в последнее время: в нем слишком много смысла, важного для всех нас. Подробный доклад на "круглом столе" сделал директор Института этнологии и антропологии РАН, председатель комиссии Общественной палаты по вопросам толерантности и свободы совести Валерий Тишков. С научной обстоятельностью Тишков разделил "Русский мир" на неравные группы: "старый русский" и "новый", куда входят как эмигранты в дальнем зарубежье, так и соотечественники, оказавшиеся в странах СНГ и Балтии после распада СССР. При этом Тишков был далек от того, чтобы всех без разбору соотечественников записывать в ряды "Русского мира", о котором говорил президент. "Молчаливая диаспора - это не мир, - сказал он, - это просто эмиграция. Мир - это те, кто неравнодушен к тому, что происходит в России, и чувствует связь с ней, кто предпринимает некие действия, чтобы ситуация в стране изменилась. Чаще - к лучшему, но иногда и наоборот, и это тоже нельзя сбрасывать со счетов. "Главное в данном случае, - считает Тишков, - это сам факт ощущения связи и демонстрируемое отношение к России, будь это потомки русских эмигрантов, сохраняющие Форт Росс в Калифорнии, или же борцы против "кремлевских режимов", окопавшиеся в Лондоне". По мнению Тишкова, очень распространенная ошибка - считать, что все наши зарубежные соотечественники прямо-таки жаждут немедленно приехать обратно в Россию (в связи с чем некоторые политики говорили о "25 миллионах русскоязычных переселенцев"). Это совсем не так, русскоязычные эмигранты давно сделали выбор в пользу тех государств, где они сейчас живут и к которым проявляют лояльность. Однако отношение к России может меняться в лучшую сторону даже у тех, кто изначально ощущал себя "беженцами", - именно в этом и состоит главная цель любых наших шагов к сближению с зарубежным "Русским миром". Директор института этнологии и антропологии ответственно заявляет: "Нам нужен "Русский мир" для России, а не "Русский антимир" или "другой Русский мир". Мы должны понять, каковы у русских диаспор интересы, что им важно, на каких началах должен строиться наш диалог, чтобы современная Россия стала для них по-настоящему привлекательной и близкой. Диаспорам совсем не безразлично, какую политику осуществляют власти в "стране исхода", хотя бы потому, что людям важно сохранять надежду вернуться на родину, если в стране их нынешнего пребывания условия жизни станут ухудшаться, а в России, наоборот, меняться к лучшему. "И даже безотносительно возможного переезда у них присутствует символический интерес - это иметь в качестве родины благополучную страну с позитивным имиджем, чтобы через этот имидж лучше поддерживать и отстаивать собственную идентичность перед вызовами ассимиляции в стране пребывания", - говорит Тишков. И вспоминает, как русскоязычные иммигранты, например в США, с гордостью говорили ему, что "только мы и можем делать настоящую математику в Силиконовой долине". При этом, отмечает Тишков, поражает феномен: русские диаспоры далеко не так прочны и сплочены, как другие (армянские, греческие, китайские), а имидж России и русских сохраняется (не без помощи политиков тех или иных стран) намеренно низким и во многом отрицательным. А диаспора порой выбирает негативную, а вовсе не позитивную позицию по отношению к России и очень часто только выигрывает от этого не только в стране пребывания, где "поливать" бывший Советский Союз помоями считается хорошим тоном, но и на бывшей родине: "Мы принимаем их, даем визы и жмем руки как "героям" и "борцам за правду", не понимая, что они просто едут сюда "срубить легких денег", - возмущается Тишков. По мнению выступившего в дальнейшей дискуссии научного руководителя ГУ-ВШЭ Евгения Ясина, "Русский мир" - это среда, где укоренилась русская культура. Необязательно классическая - современная тоже. Наша задача - строить "благожелательный" русский мир и эту культуру всячески поддерживать. Как считает член Общественной палаты Вячеслав Глазычев, совершенно напрасно упускают из поля зрения такие сегменты этой самой русскоязычной культуры, как русский сегмент Интернета (где обсуждается все - от моделей газонокосилок до политики в Прибалтике), русскоязычную поп-музыку, по-прежнему популярную на постсоветском пространстве, а также "эмоциональные факторы" - например, тягу людей к поиску собственных корней, которая порой заставляет "стопроцентного американского профессора" держать в бумажнике фотографию бабушки, эмигрировавшей из Могилевской области. А представитель американского сегмента "Русского мира" директор российских и азиатских программ Института мировой безопасности Николай Злобин вообще сказал, что он - обитатель США - изначально не понял смысл понятия "Русский мир". Для него это в первую очередь сама Россия, а уж потом все диаспоры, вместе взятые. Главным он считает "повысить привлекательность" образа России для тех, кто оказался вне ее пределов. "Русский мир - это не прошлое, а будущее, хотя и история, конечно, не может быть забыта. Но мы должны гордиться не своим отличием от других, а понять, как именно мы можем вписаться в глобальные процессы, отказаться от кондовых методов и сделать Россию действительно близкой и популярной для всех, кто так или иначе чувствует свою с ней связь". Екатерина Добрынина
Propecia Generika 1mg Lovegra Preis Lovegra Kaufen Erektile Dysfunktion Lovegra Canada Lovegra Meizitang Soft Gel Reviews Meizitang Soft Gel Lida Daidaihua Ebay Lida Daidaihua Generic Viagra Trial Pack Generic Cialis Trial Pack Super Kamagra Tablets Super Kamagra Dosage Priligy Generic Dapoxetine
      Rambler's Top100   Яндекс цитирования    mpress Яндекс.Метрика