ТЕМЫ
МИГРАЦИЯ
На одном языке, но с разными акцентами
Газета, 25.10.2006
Конгресс начался с гимна без вокального сопровождения - скорее всего, организаторы опасались, что большинство делегатов не сможет подпеть. Ведь 90 % гостей - это эмигранты первой послереволюционной волны. Однако они попадают под президентское определение соотечественника: по словам главы государства, это тот человек, который духовно близок России, знает ее культуру, историю и язык. В кулуарах конгресса митрополит Смоленский и Калиниградский Кирилл поделился с "Газетой" своим видением термина: это русскоязычный гражданин из России или СССР, неважно, в каком поколении. Социальные предложения Свой доклад Владимир Путин начал с рассказа о трех основных программах, работа над которыми сейчас ведется в России. По его словам, обещанные деньги должны выделяться под конкретные проработанные проекты, а «подгонять мероприятия под достаточно скромный бюджет» не нужно. «Мы разработали трехлетнюю программу, в соответствии с которой уже 12 регионов представили собственные программы поддержки соотечественников», - заявил глава государства. Он напомнил, что в программе переселения примут участие не только регионалы, но и представители бизнес-сообщества: «Некоторые мероприятия в рамках нынешнего конгресса спонсировали российские компании. Мы будем всячески привлекать бизнес к тому, чтобы он обращал внимание на нашу диаспору». Президент заметил, что поддержка приезжих соотечественников не будет распространяться на тех, кто находится в России нелегально. «Мы продолжим борьбу с этой категорией людей наряду с упрощением получения гражданства для новоприбывших соотечественников». Кроме того, Владимир Путин сказал, что одним из приоритетов российской программы станет обучение языку детей соотечественников, оказавшихся за границей несколько десятков лет назад, возрождение русских театров и национальных СМИ. Спрос экономический... Представители зарубежных диаспор словами Владимира Путина остались не слишком довольны. «Мы поддерживаем программы переселения соотечественников, но кроме каких-то общих слов и заверений чиновников мы не услышали никаких конкретных предложений», - прямо сказал со сцены Таврического дворца глава делегации из Казахстана Алексей Лобанов. Он заявил, что в стране их проживания тоже наладилась жизнь, и образованная, активная молодежь не станет рисковать работой, жильем или гражданством ради "эфемерных обещаний" получить работу в заброшенном селе или отдаленных районах севера. «Необходимо, на наш взгляд, создать механизм прямого взаимодействия работодателя и работника, чтобы люди, решившиеся приехать в Россию, знали наверняка, чем именно им придется заниматься в вашей стране», - заметил Лобанов. Представитель диаспоры из Бельгии Сергей Петросов посетовал на недостаток информации о готовящихся программах. «Для того, чтобы переманивать людей в Россию, необходимо как минимум создать информационные центры. Все, что нам предоставило российское консульство - информационный стенд. А по нашим подсчетам, в Россию в ближайшие два года готовы вернуться более 50 тысяч человек», - объяснил «Газете» Петросов. Он считает, что для того, чтобы сделать Россию привлекательной для соотечественников, необходимо в первую очередь гарантировать предоставление временного бесплатного жилья и возможность прохождения экстренных курсов обучения по необходимым в данном регионе специальностям. Владимир Путин ответил представителям диаспор, что не может обещать приезжим высокооплачиваемой работы в ведущих российских компаниях: «Там нам нужны лучшие специалисты, независимо от специальности, от национальной принадлежности». ...и политический Другая часть делегатов говорила о необходимости политической поддержки российской диаспоры. Представители украинской диаспоры - о политической поддержке русских людей за границей. Лидер крымских коммунистов Леонид Грач просил Москву позаботиться о придании русскому языку статуса государственного, а также о недопущении вступления Украины в НАТО: «Если это случится, цивилизационный разрыв неминуем. Необходимо создать межнациональный антинатовский блок». Представитель из Эстонии Андрей Заренков предложил Владимиру Путину вмешаться в антироссийскую кампанию: «В Эстонии уже третий год бушует так называемая война памятников. В огромном количестве оскверняют могилы и памятники героев, павших от фашизма, а правительство страны квалифицирует это как простое хулиганство». Он отметил, что премьер-министр Эстонии поддержал идею переноса памятника Воину-освободителю от фашистских захватчиков из Таллина, а правительство уже разработало соответствующий законопроект и представило его в парламент. Встречи на Неве Рядовые делегаты приехали на форум в основном ради встречи с петербуржцами. Князь из Парижа Александр Трубецкой признался «Газете», что не ждет от конгресса кардинальных перемен: «Я был на первом съезде пять лет назад в Москве. Тогда нас тоже кормили обещаниями. Но с тех пор количество уроков русского языка во Франции сократилось в разы, и даже обещанные книги нам так и не прислали». Галина Леонова приехала из солнечной Португалии в холодный Петербург «ради обещанной встречи с Путиным». Ее послали соотечественники для того, чтобы она хотя бы на конгрессе подняла вопрос о признании российских дипломов за рубежом. «Практически все мигранты с высшим образованием вынуждены работать либо прорабами, либо домработницами, а для решения этой проблемы необходимо вмешательство государства», - заявила она «Газете». К Путину русская португалка не попала и теперь надеется на сегодняшнюю встречу с уполномоченным по правам человека Владимиром Лукиным. Российская база Итогом первого дня конгресса стало решение о создании координационного центра для соотечественников за рубежом. По задумке делегатов, на базе этой организации должны будут приниматься основные документы, касающиеся русских людей за границей, и разрабатываться новые программы взаимодействия соотечественников в разных странах мира. Владимир Путин заверил, что в создании этого центра будет принимать участие и Общественная палата, и Русская православная церковь. А вы на месте соотечественников возвратились бы в Россию? Геннадий Хазанов, народный артист России: «Это индивидуальный вопрос. Сам я живу в России, но не знаю и не понимаю, что бы я сделал на месте соотечественников. Ведь все решается в каждом отдельном случае. Для переезда, наверное, должны быть созданы соответствующие условия. Иначе куда переезжать - на улицу, что ли? Есть люди, которые говорят, что им, дескать, все равно: «Как угодно, лишь бы жить в России!» Боюсь, что на самом деле таких желающих будет мало. Не в чистом же поле им высаживаться». Иван Рыбкин, председатель Госдумы РФ первого созыва: «Это зависит от обстоятельств. Мой брат еще по комсомольской путевке уехал в Таджикистан строить Нурекскую ГЭС, а теперь на Ставрополье с семьей вернулся. Сестра вернулась из Каунаса, хотя почти всю жизнь там прожила и знает литовский. Ее сюда к больному отцу потянуло - уход был нужен, и к своим братьям. Она сначала в Калуге поселилась, а потом, когда еще цены не такие высокие были, в кредит в Москве квартиру купила и до сих пор выплачивает. Мы с дядей ей помогли, и у нее какие-то деньги от продажи квартиры в Литве были. Брат и сестра - высококлассные инженеры-строители. С другой стороны, многочисленные группы моих родственников до сих пор живут кто в Таллине, кто в Риге, а кто в Алма-Ате. Адаптировались и возвращаться не собираются. Те «подъемные», которые сейчас государство переселенцам собирается давать, - это капля в море! Для того, чтобы здесь обустроиться, совсем другие деньги нужны - и, конечно, поддержка. Так что я думаю, что программа по переселению, к сожалению, может не получиться. Разве что люди в сельскую местность будут переезжать, где цены на жилье низкие…» Эдуард Тополь, писатель: «А я уже практически вернулся в Россию. Да я и жил больше здесь, чем за границей. Но я - это, наверное, отдельный и нетипичный случай. Мой пример мало кому что скажет, ведь я - русскоязычный писатель, то есть привязан и к среде, о которой пишу, и к читателю, для которого пишу. Может быть, я хотел бы жить где-нибудь еще, скажем, в Италии или Австралии, но мне там делать нечего. Мне кажется, жить надо там, где ты сможешь для своей жизни сделать что-то серьезное. Если это Россия, то надо и вернуться в Россию, а если это какое-то другое место, но у тебя там есть интересная работа и ты там сможешь состояться, то жить надо там. Россия сейчас входит в мировое сообщество, правда, отстает пока по уровню жизни. Поэтому каждый решает сам, для чего ему возвращаться. Если он может здесь устояться и сделать что-то интересное для себя, то есть чтобы жизнь была не зря прожита - тогда надо возвращаться. Потому что жить в другой стране, там, где ты не можешь самореализоваться, просто отвратительно! В первые дни после возвращения в Россию мне абсолютно не было трудно. Я вошел сюда, как нож в масло, как рыба в воду; я тут все знаю, как и с кем разговаривать - от уборщицы и до министра. Там мне труднее было; там я не ходил в детский сад, а здесь ходил, поэтому все знаю». Виктор Алкснис, депутат Госдумы, член комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками: «На тех условиях, которые предлагаются в программе по переселению, я, конечно же, не поехал бы. Давайте просто посчитаем. Соотечественникам было громогласно заявлено, что на эту программу предполагается выделить 4,5 млрд рублей, и при этом планируется переселить 50 тысяч человек. Делим - и получается 90 тысяч рублей на человека, то есть $3500. Представьте, что вы живете в квартире, скажем, в Киеве, а вам предлагают переехать не в Москву, а куда-то в Приморский край. Вот вам $3500, езжайте и устраивайтесь! И это все, чем Россия может помочь. Кто за эти деньги поедет в совершенно другой регион, на новое место, не имея шансов ни на квартиру, ни на работу, да и вообще ни на что!? Так что это - обычная PR-кампания, а не программа по переселению. Мне стыдно за мое государство, которое подобными методами пытается решить такие проблемы!» Ольга Павликова / Санкт-Петербург, Александр Саргин
      Rambler's Top100   Яндекс цитирования    mpress Яндекс.Метрика