ТЕМЫ
МИГРАЦИЯ
Неприятная работа для политического класса
Эксперт, 20.12.2010

Московская милиция оказалась крепка задним умом. Не сумев предотвратить беспорядки на Манежной площади в Москве, она все же не допустила массовых столкновений три дня спустя на площади у Киевского вокзала. Правда, для этого пришлось наводнить площадь ОМОНом и внутренними войсками, закрыть торговый центр «Европейский», ограничить вход в метро. ОМОН разгонял националистов и кавказскую молодежь также на Смоленской площади и у мечети на Большой Татарской улице. Задержано в общей сложности 1200 человек.

В Петербурге несколько десятков человек задержано на Сенной площади. Туда вечером в минувшую среду, как и на площадь Киевского вокзала в Москве, стали собираться националисты и молодые выходцы с Кавказа. Сто человек задержаны в Самаре — у милиции вызвало подозрения скопление молодежи в центре города.

И это только самая заметная часть работы. Мы не знаем, какие переговоры вели представители властей с лидерами националистов, болельщиков, молодежных кавказских объединений и как эти лидеры убеждали своих сторонников «не поддаваться на провокации». Рамзан Кадыров заявил, что ни один чеченец не примет участия в столкновениях в Москве, в противном случае «на него будет оказано воздействие» через семью и родственников — и, кажется, впервые законопослушные граждане России готовы с пониманием отнестись к авторитарным замашкам главы Чечни.

Уроженцы Дагестана, подозреваемые в соучастии в убийстве болельщика Егора Свиридова, задержаны. Перед этим их пришлось объявить в федеральный розыск, и вопреки опасениям, которые высказывались на националистических сайтах, дагестанские правоохранители быстро их нашли. Ведется прокурорская проверка в отношении следователя из Головинского отдела СКП, ранее отпустившего всех соучастников, кроме подозреваемого непосредственно в убийстве Аслана Черкесова. Уволился по собственному желанию ректор Ростовского государственного строительного университета. В этом университете учился Максим Сычев, чья гибель от руки его соученика вызвала массовые протесты в Ростове. Подозреваемый в убийстве Хасбулат Мархиев арестован. По подозрению в убийстве уроженца Киргизии, которое было совершено в Москве после погрома на Манежной, задержаны трое подростков.

Итак, хорошая новость последних дней — правоохранительная система в России может быть дееспособной. Новость плохая — она становится дееспособной, только столкнувшись с экстремальным политическим вызовом. В обществе сложился запрос на справедливость и законность, но способна ли политическая система воспринять этот запрос и претворить его в конкретные государственные решения? Экстремальные политические вызовы будут возникать снова и снова, потому что запрос не удовлетворяется. И именно в этом — а не в особенностях русского или кавказских народов — состоит угроза государственности и будущему демократии в нашей стране.

Ошибка в логике

Погром на Манежной, «зиг хайль» у памятника Жукову, избиение толпой людей «неславянской внешности» на площади и в метро — это позор страны. Нацистские настроения, как и нацистские идеологи, в России есть, и существование этой проблемы отрицать невозможно. Но было бы неверно сводить все к ней.

«Масштабы стихийных общественных акций свидетельствуют о существовании глубоких ксенофобных настроений в российской молодежной среде… В нашем многонациональном государстве по-прежнему достаточно лишь одной искры, для того чтобы наружу прорвалась глубинная ненависть соседа к соседу», — говорится в заявлении совета Общественной палаты, принятом после беспорядков на Манежной. Убийство болельщика Егора Свиридова и тот факт, что следователь прокуратуры отпустил почти всех задержанных по подозрению в этом убийстве, в заявлении названо лишь поводом для того, чтобы наружу вырвались «деструктивные силы», бурлящие в наших согражданах и ждущие выхода.

Это странная логика. Болельщики перекрыли Ленинградский проспект, только когда у них появились серьезные основания думать, что расследование не будет честным. Еще летом, после убийства Юрия Волкова на Чистых прудах, они имели возможность убедиться, что без резонансных уличных акций правоохранительная система может и забуксовать. Когда следователь Головинской прокуратуры отпустил всех подозреваемых, кроме одного, болельщики получили еще одно доказательство, что эта система не будет беспристрастной, если от нее специально не требовать честного расследования. Поминальный митинг на Кронштадтском бульваре утром 11 декабря прошел без националистических лозунгов. Это значит, что ведущие организации болельщиков в состоянии в основном контролировать своих участников, а сами эти участники совсем не ждут любого повода, чтобы орать «Россия для русских!». Трагедия Егора Свиридова была не поводом, а причиной массовых выступлений. Агрессивный национализм не был сутью этих выступлений, а лишь формой, в которую облекла свой протест часть выступавших. Основная же часть требовала «всего лишь» соблюдения законности.

Слова о «глубинной ненависти соседа к соседу» звучат просто глупо. Если бы это было правдой, никакой ОМОН не уберег бы нас от гражданской войны. Пять, пусть даже десять тысяч человек на Манежной в десятимиллионном городе — надо как-то особенно не уважать собственных сограждан, чтобы называть это проявлением всеобщей ненависти.

Идеи мультикультурализма и толерантности стали чем-то вроде религии для части общества в России, как и на Западе. Трудно не замечать, что в последние годы эти идеи и принципы все хуже справляются с той задачей, ради которой они были созданы, то есть, формулируя предельно утилитарно, задачей предотвращения конфликтов среди жителей мегаполисов. Но вместо того, чтобы искать новые пути обеспечения гражданского мира, нам рассказывают про ксенофобию, якобы владеющую всеми помыслами граждан России.

Такая логика порочна. Борьба с ксенофобией в своем отечественном варианте несет слишком явные признаки игры в одни ворота. Когда руководитель субъекта федерации публично заявляет, что девушка из «его народа» не должна выходить замуж за мужчину из другого народа, это считается естественной культурной особенностью. Когда жители одного из районов Москвы протестуют против строительства мечети, это оказывается ксенофобией и попыткой подрыва межконфессионального мира. В столь откровенной асимметрии не меньше подспудного недоверия к «другому», чем в кричалках с Манежной. Рассуждая таким образом, борцы с ксенофобией исходят из того подразумеваемого, хотя и не названного вслух тезиса, что чеченцы, ингуши, аварцы и далее по списку из-за своих культурных особенностей не могут нести равную с русскими ответственность за поддержание межэтнического мира. В этом есть что-то от суждения «младшим надо уступать», с акцентом на слове «младшим».

За последние дни нам только ленивый не сказал, что России нужна надэтническая гражданская идентичность. Но такую идентичность невозможно построить на основе презумпции виновности большинства и принципа неравного вклада участников. И уж точно для нее требуется некий минимум уважения к своим согражданам, внимания к их опасениям и тревогам. В речах иных теоретиков гражданской надэтнической общности слишком часто проскакивает слово «быдло», чтобы речи эти вызывали доверие.

Страна тысячи юстиций

Националистические лозунги на Ленинградском проспекте, погром на Манежной и последовавшие за этим попытки русских и кавказских подростков выяснить отношения на площади у Киевского вокзала сорвали очень важный разговор, который наметился после событий

      Rambler's Top100   Яндекс цитирования    mpress Яндекс.Метрика