ТЕМЫ
МИГРАЦИЯ
Константин Полторанин: «Мигрантов не умеют правильно готовить»
Труд, 18.08.2010

 


 — Какие нашей стране нужны мигранты?

— Не мы определяем, какие специалисты нам нужны. Есть экономика страны, есть различные ведомства, есть фирмы, учреждения, которые определяют сами, кто им нужен. И исходя из того, что на рынке труда есть дефицит специалистов, они берут, соответственно, иностранных граждан либо высокой квалификации, что очень редко, либо разнорабочих — это труд непрестижный и малооплачиваемый. Это наш контингент.

— Получается, сейчас мигрант — это человек, который выполняет низкоквалифицированную работу.

— Да, их большинство — процентов 70 тех, кто приехал выполнять неквалифицированную работу и трудятся у частных лиц. Это разного рода помощники, помогающие по хозяйству, высвобождающие рабочие руки.

— В заявках указывается, в каком регионе должен работать мигрант?

— Если мы говорим о предприятиях, которые нанимают себе рабочих-мигрантов, а не о частных лицах, то да. Они участвуют в заявочной кампании региона, обосновывают свое предложение занятости иностранных граждан в местных органах занятости. Те, соответственно, выступают в местном правительстве по размерам квот, и правительство утверждает эти квоты.

— Имеет ли смысл перераспределять миграционный поток в области, которые страдают от нехватки кадров и населения вообще?

— Этим вопросом занимается главным образом Минздравсоцразвития. Наверное, думать надо в первую очередь о коренных жителях. Поэтому, раз есть проблема малонаселенных регионов, нужно стимулировать внутреннюю миграцию, чтобы российские граждане переезжали жить в те регионы, которые стали малонаселенными, тот же Дальний Восток.

Что касается временной миграции, мы можем направлять туда рабочих, если будут рабочие места. Факт, что за счет миграционного прироста мы сейчас покрываем естественную убыль населения. Причем в первую очередь за счет мигрантов славянской группы.

«Квоты только плодят коррупцию»
— Почему механизм привлечения мигрантов так сложен и бюрократичен?

— Во-первых, уже не настолько сложен. Частным лицам стало гораздо легче нанимать рабочих из ближнего зарубежья после того, как с 1 июля 2010 года начали выдавать патенты на мигрантов. Они просто оформляются: платите в банке 1000 рублей, это ежемесячный налог, и все — мигрант легально работает.

Было либерализовано законодательство для экспатов — высококвалифицированных иностранных сотрудников, которые зарабатывают более 2 млн. рублей в год. Теперь сняты бюрократические проволочки, их оформление занимает две недели (раньше заявки на экспатов подавались так же, как на мигрантов-разнорабочих, — за год). Но в целом механизм квотирования, конечно, несет значительную коррупционную составляющую.

— Может быть, этот механизм и существует только потому, что он коррупционноемкий?

— Я думаю, что да. Работодателю трудно планировать на год или на полгода вперед, сколько работников у него может появиться. Если кто-то не участвовал в заявочной кампании, а ему вдруг понадобилось 300 работников для стройки, то ему будет сложно их нанять. Это раз.

А во-вторых, если квота выбрана, включить механизм дополнительных квот очень сложно. И из-за сложности здесь процветает коррупция.

Но у квотирования есть свои плюсы. Нынешняя система препятствует деформации внутреннего рынка труда, особенно в кризис, когда безработица, нашим гражданам работать негде.

Мигранты приезжают на те рабочие места, куда наши граждане не идут хоть ты тресни, хоть ты лопни. Но механизм квотирования, который существует сейчас, не совсем отвечает требованиям компаний. Я не считаю, что нужно безоговорочно прислушиваться к рекомендациям работодателей — это не те специалисты, которые владеют полной информацией. На мой взгляд, нужно делать организованный набор.

— Чем он отличается от существующей системы?

— Это особый способ привлечения мигрантов, когда работодатель берет на себя соцобеспечение гастарбайтеров и обязуется в случае расторжения договора отправить их обратно. В этом случае иностранцы понимают, куда они едут, а работодатель знает, что они из себя представляют.

Нужно менять сложившуюся ситуацию, когда один человек приехал, нашел сто рабочих мест, свистнул, и они потянулись всем аулом работать.

А потом неизвестно, трудоустроятся ли они здесь. Если нет, то это головная боль для всех, потому что они начинают попадать в сводки милиции.

И еще одно изменение, которое необходимо ввести, на мой взгляд. В течение года таких организованных наборов мигрантов должно быть несколько.

«Будем учить иностранцев русскому языку еще за границей»
— Но ведь будут приезжать все те же плохо знающие русский язык и правила дорожного движения мигранты?

— Чтобы этого не происходило, нужна подготовка кадров в стране, откуда приезжают мигранты, нужно, чтобы уже там они изучали русский язык. Тогда будет идти интеграция. Есть страны, которые к этому подключились, — Таджикистан, Киргизия. Узбекистан готов подключиться к этой теме.

— Расскажите подробнее о наборе, проводящемся в Таджикистане, Киргизии. Как это происходит на практике?

— По сути, это кадровое агентство. По заказу работодателя оно подбирает людей, может проверить их квалификацию. Затем приезжает представитель работодателя и уже окончательно их отбирает. Подобрали, например, 150 арматурщиков на стройку. После этого на основании договоренности с ними через представительство ФМС в Узбекистане будут заключены трудовые договоры. И они поедут в Россию уже с трудовым договором на руках, имея представление о том, где и как они будут работать, что делать, какую зарплату получать.

— Получается что-то вроде кадрового агентства за границей. Разве сейчас рекрутеры не работают по такой схеме?

— Работают, набирают либо через своих представителей, либо через местные агентства, но «в серую». Возможностей взаимодействия с ФМС у них нет.

— Эти кадровые агентства, которые сейчас организуют в Киргизии и Таджикистане, — они государственные?

— Киргизы выстраивали на уровне государства эту структуру — до недавней революции. В сущности, для нас непринципиально — частное или государственное агентство по найму персонала. Нам важно, чтобы они набирали и готовили мигрантов.

В качестве баз могут быть бывшие ПТУ в Киргизии или Таджикистане, там они могут готовить, к примеру, сварщиков. Вот на этих базах и стоит работать агентствам.

— Не проще ли обратиться к крупным российским кадровым агентствам и предложить им льготы со стороны ФМС, чтобы они взяли обязательство открывать филиалы в бывших республиках СССР и готовить организованный набор?

— Почему бы нет. Для нас главное — чтобы это был организованный набор. Он станет гарантией того, что люди будут приезжать и уезжать цивилизованно. Пусть это будет российское кадровое агентство, которое ориентировано на набор такого рода сотрудников и готово сотрудничать с иностранными кадровиками.

Нам важно, чтобы был работодатель, с которого мы можем спросить. Например, мы будем знать, что какой-то работодатель нанял 10 тысяч сотрудников-мигрантов. Если кто-то убежал или уволился, он нас предупредит: «Этот убежал» или «Он уволился, мы его домой отправили». Организованный набор сделает рынок труда мигрантов прозрачным.

— Кто будет заниматься адаптацией мигрантов?

— Оргнабор и эту проблему решает. Мигрантам будут преподавать русский язык, объяснять правила поведения иностранца в России — как вести себя в метро, как обращат

      Rambler's Top100   Яндекс цитирования    mpress Яндекс.Метрика